17 ноября 2013 г.

Ложь кришнаитов — Часть 2


श्रीः

Придаю объективным фактам (http://vilasatu.livejournal.com/88256.html) подвижный смысл. Когда нет спокойствия внутри, и есть сомнения, пора разворачивать творческую мысль и силу рассудка. Высокий склад ума ищет твёрдую почву правды.

Бросается в глаза характерная черта, присущая сектам (да и массовости как таковой) — ярко выраженная необразованность адептов и болезненно-маниакальная реакция на любую прямолинейность или критику.

Критика воспринимается не как повод задуматься, сверить координаты собственного поиска, но как духовное падение (как критикующего, так и слушающего критику). В некоторых организациях подобного рода реакция называется апарадхой. Руководители стращают, вопят об опасности, нагнетают обстановку, пугают необратимыми последствиями. А что, если человек отнесётся к критике со всей ответственностью и начнёт разбираться? Прислушается, задумается, копнёт поглубже, проанализирует, оценит, сделает выводы и ... — таков восходящий ряд.

Требование к читателю: по прочтении этой серии заметок, следует, заглянуть в источники и проверить всё, о чём мы пишем.


Итак, мы узнали, что выражением „свайам бхагавāн“ щāстры нарекают не только Крьшн̣у, но и другие рӯпы Парамāтмана:

1) Дханвантари описывается как Бхагавāн Cвайам: धन्वन्तरिश्च भगवान् स्वयम् /дханвантарищча бхагавāн свайам (Бхā. 2.7.21).

2) Вāманадэв, как „свайам Бхагавāн“ Нāрāйан̣а: तस्यानुचरितमुपरिष्टाद्विस्तरिष्यते यस्य भगवान् स्वयमखिलजगद्गुरुर्नारायणो द्वारि गदापाणिरवतिष्ठते निजजनानुकम्पितहृदयो येनाङ्गुष्ठेन पदा दशकन्धरो योजनायुतायुतं दिग्विजय उच्चाटितः \ тасйāнучаритам упаришт̣āд вистаришйате йасйа бхагавāн свайам ... (Бхā. 5.24.27).

3) Далее о Вишн̣у: श्रीराजोवाच समः प्रियः सुहृद्ब्रह्मन् भूतानां भगवान् स्वयम् इन्द्रस्यार्थे कथं दैत्यानवधीद्विषमो यथा \ ...бхӯтāнāм̇ бхагавāн свайам... (Бхā. 7.1.1.).

4) Здесь говорится о Господе Ваикун̣т̣хе, как о свайам Бхагавāне: पत्नी विकुण्ठा शुभ्रस्य वैकुण्ठैः सुरसत्तमैः तयोः स्वकलया जज्ञे वैकुण्ठो भगवान्स्वयम् \ ...щубхрасйа ваикун̣т̣хаих ... ваикун̣т̣хо бхагавāн свайам (Бхā. 8.5.4).


2. Брахмā-сам̇хитā



«Брахмā-сам̇хитā» — важное произведение гаудианства. С её помощью обосновываются некоторые постулаты этой веры. Резонно спросить — что это за произведение и откуда? Ведомцы древности о нём никогда не говорили, не упоминали. О традиции, живой или исчезнувшей, хранящей знание об этой сам̇хите, также ничего не известно.

История о том, что Чаитанйа нашёл сам̇хиту в каком-то храме Южной Индии, выглядит, при таком положении вещей, подозрительной и явно выдуманной.

До Џӣвы Госвāмина «Брахмā-сам̇хиту» никто никогда не упоминал, даже в Бенгале, не говоря уже о других частях Индии. Если Чаитанйа её нашёл, почему до Џӣвы о ней никто не говорил?

Период между Чаитанйей и Џӣвой небольшой, в него очень удобно впихнуть новоиспеченное произведение. Для придания аутентичности своим верованиям требуется авторитетное щāстро, желательно древнее. Пригодится всё, начиная от забытых или утерянных сам̇хит до подробных описаний духовных планет; от заявлений о несправедливости кастовой системы до провозглашения общечеловеческих ценностей и гуманизма, как высоких целей, непосредственно ведущих к богу.

Подобная тактика безотказно действует на массы. И это всё не случайно, ведь доступ основной массы населения к первоисточнику веры, щāстрам, был затруднён, да и невозможен. Средневековая псевдобхакти из уст таких проповедников предлагала обществу ценности, равные для всех. Поэтому их проповеди и социальная критика затрагивали основополагающие ценности этих социальных групп.

Для того, чтобы проповедовать свои социально-этические воззрения и новую веру, средневековые индийские реформаторы вер не могли обратиться к Ведам и сад-āгамам, ибо не находили в них подтверждения и обоснований собственным идеям, к тому же варн̣овость часто понималась как социальное рождение (как понимается и в наше время) и в большинстве āгамов варн̣ы играют ключевую роль. Поэтому сектам псевдобхакти приходилось создавать всеобщие ценности и ковать новую веру, а для этого — не переносить щāстрāртхам на языки народа, как это делали бхакты харидāсы (харидāса кӯт̣а: Пурандара Дāса, Канака Дāса и многие другие ваишн̣авы подлинного Движения бхакти, начатого Āчāрйей Мадхвой), а создавать собственные произведения, весьма далёкие от ведовых образцов. Убедиться в этом легко, хотя бы на примерах «Брахмā-сам̇хиты», сравнением текстов «Рāмāйан̣ы» и «Махāбхāраты» с сочинениями псевдобхактов на те же сюжеты (напр. поэт Сурдас, 16 в.; Кабир), анализом истолкования упанишад (см. Бхактивинод Тхакур и Брьхад-Āран̣йака-уп.) и др.


3. Кришн̣а vs. Вишн̣у



Трепетное отношение к имени „кришн̣а“ породило новую идею о различиях между Кришн̣ой и Вишн̣у. Её корни, опять же, кроются в формуле „кришн̣а свайам бхагавāн“ — источник всех аватāров. Ещё одним аргументом питающим это различие служит Рāса-лӣлā, самая таинственная и возвышенная из всех лӣл, по мнению гау. В ней участвовал Кришн̣а, а не Вишн̣у, а Лакшмӣ вовсе не попала в неё, что, опять же, гармонично выводит на Рāдху.

Давайте заглянем в последний стих о рāса-лӣле: विक्रीडितं व्रजवधूभिरिदं च विष्णोः श्रद्धान्वितोऽनुशृणुयादथवर्णयेद्यः भक्तिं परां भगवति प्रतिलभ्य कामं हृद्रोगम् आश्व् अपहिनोत्य् अचिरेण धीरः (Бхā. 10.33.39). Что мы видим? Оказывается, это Вишн̣ова лӣлā, так как между рӯпами Кришн̣ы и Вишн̣ова нет разницы. Кришн̣а — это свайам Бхагавāн, вишн̣ов аватāр.


С чего начинается Бхāгавато? После прославления Ведавйāса сӯта произносит слова, которые повторяют первые слова Махāбхāрата:

नारायणं नमस्कृत्य नरं चैव नरोत्तमम् । देवीं सरस्वतीं व्यासं ततो ग्रन्थमुदीरये ॥ १.२.४ ॥ нāрāйан̣ам намаскрьтйа нарам чаива нароттамам | дэвӣм сарасватӣм вйāсам тато грантхамудӣрайе || 1.2.4 ||

Это благословение, предложенное сӯтой перед тем, как он начнёт повествование. Он благодарит Щаунаку и других мудрецов за их интерес к историям о Щрӣ-Крьшн̣е (Бхā. 1.2.5-7).

Он говорит о том, что Веды утверждают славу Вāсудэвы, и наши действия должны быть посвящены Ему. Наше знание должно быть о Нём и Он высшее назначение (Бхā. 1.2.29-30).

Далее сӯта описывает аватāры: (1) Санаткумāра, (2) Варāха, (3) Дэварщи или Махидāса, (4) Нара-Нāрāйан̣а, (5) Капила, (6) Атрипутра, (7) Йаџња, (8) Нāбхи, (9) Прьтху, (10) Матсйа, (11) Кӯрма, (12) Дханвантари, (13) Мохини, (14) Нарасим̇ха, (15) Вāмана, (16) Паращурāма, (17) Ведавйāса, (18) Рāма, (19) Баларāма, (20) Крьшн̣а, (21) Буддха, (22) Калки.

Следует обратить внимание на отсутствие в перечислении имени „вишн̣у“. Вишн̣у не является аватāром. Он источник своих аватāров:

йасйāмбхаси щайāнасйа йога-нидрāм витанватах̤

нāбхи-храдāмбуџāд āсӣд брахмā вищва-срьџāм патих̤

этан нāнāватāрāн̣āм нидхāнам бӣџам авйайам/p>

йасйāмщāмщена срьџйанте дэва-тирйан-нāрāдайах̤ — Бхā. 1.3.5



Из Вишн̣у исходят все амщи и все аватāры.


Крьшн̣āватāр двадцатый. Он первый и ближайший к эпохе Кали. Именно по этой причине в Бхāгавате ему посвящено больше текста.

Нара, Прьтху и Баларāма — विशेषावेश \ вищешāвеща, имеют особое присутствие Господа и не являются аватāрами. И хотя здесь представлено определенное количество аватāров, они, тем не менее, бесконечны.

अवतारा ह्यसङ्खेया हरेः सत्वनिधेर्द्विजाः ॥ аватāрā хйасаӈкхейā харех̤ сатванидхердвиџāх̤ || 1.3.26 ||

Все аватāры Вишн̣ова равны. Все они स्वांशकलाः \ свāмщакалāх̤ или स्वरूपांश \ сварӯпāмща. Все они такие же как Крьшн̣а. Он мӯларӯпӣ падманāбха, как и другие.

एते स्वांशकलाः पुंसः कृष्णस्तु भगवान् स्वयम् ॥ १.३.२८ ॥ этэ свāмщакалāх̤ пумсах̤ крьшн̣асту бхагавāн свайам || 1.3.28 ||

Смысл этих слов: एते परमनुरुषस्य स्वांशकलाः स्वरूपांशावताराः न तत्रांशांशिनोर्भेदः । किमुक्तं भवति । कृष्णो भगवान् स्वयंतु भगवान् मूलरूपी भगवान् स्वयमेव ।

Не следует принимать Крьшн̣у как единственное мӯларӯпо, а остальные аватāры считать неравными ему. Аватāры являются сварӯпāм̇щами Мӯларӯпа, как и сам Крьшн̣а. Это становится более очевидным при рассмотрении утверждения, которое идёт по контексту раньше.

ऋषयो मनवो देवाः मनुपुत्राः महौजसः । कलाः सर्वे हरेरेव सप्रजापतयः स्मृताः ॥ рьшайо манаво дэвāх̤ манупутрāх̤ махауџасах̤ калāх̤ сарве харерэва сапраџāпатайах̤ смрьтāх̤

Здесь калā означает бхиннāмщāх̤. Рьши, ману и т.д., приведённые здесь, являются калā, то есть бхиннāмщāми. Тогда как аватāры Господа, включая Крьшн̣āватāра, являются сварӯпāмщами. Контраст между сварӯпāмщами и бхиннāмщами здесь проводится не между Крьшнāватāром и другими аватāрами, но между всеми аватāрами Господа и рьшиями, манавами и др. Сварӯпāмща — это все аватāры, а бхиннāмщā — рьшии, манавы...


Итак, между аватāрами нет различия — на татрāмщāмщинорбхедах̤.

Гауд̣ӣи же, не понимая 1.3.28 или намеренно забывая контекст, делают Крьшн̣у источником всех аватāров. Но почему Бхāгавато выделяет Крьшн̣у? Да потому что аватāра такого не было. Он проявил свои лӣлы, теперь эти лӣлы стоит описать.

Повествуя об аватāрах, выделяя Крьшн̣у, сӯта подчёркивает, что Бхāгавато было составлено Вйāсой именно для описания славы этих аватāров, в особенности аватāра Щрӣ-Крьшн̣ы (Бхā. 1.3.40).


На что указывает вишн̣у-татво? Ваишн̣ав? Почему ваишн̣ав, а не дханвантарист какой-нибудь? Ибо Вишн̣у. Его аватāры, а не Крьшн̣ы, что видно из самого Бхāгавата. Но как водится в новых верах — гаудиане раскрыли секрет, который не был известен даже щрутьям, не говоря уже о Вйāсе. Ни много, ни мало. Зачем мелочиться?


продолжение следует

Комментариев нет:

Отправить комментарий