5 декабря 2013 г.

Ложь кришнаитов — Часть 12.2


॥श्रीः॥


Баладэва Видйāбхӯшан̣а (продолжение)


Вторая цитата С. В. Ватмана: Известно, что вначале он [Баладэва] примыкал к строгим последователям Мадхвы…

А кому, кроме самого С. В. Ватмана, и, главное, откуда это известно? Разве существуют достоверные источники по этой теме? Какой-либо автобиографии Баладэва не оставил, по крайней мере таковой до сего дня не существовало. В своих сочинениях сам Баладэва по этому поводу ничего не говорит. Судя по многочисленным противоречиям и девиациям, досконально и хорошо с татвавāдом он знаком не был.

Можно лишь строить догадки о степени его увлечения татвавāдом. Причем догадки эти основаны исключительно на цитировании Баладэвом Мадхвы и выражении ему почтения. Но позвольте, Рӯпа, Санāтана и Џӣва тоже не кляли Мадхву, хотя и делили свои симпатии между ним и Щрӣдхарой Свāмӣ, отдав предпочтение последнему (Санāтана в своей «Ваишн̣ава-тошин̣ӣ», комм. на Бхā., относится к Щрӣдхаре Свāмӣ с большим уважением. Манускрипт №3522-3, Ind. Office Mss.).

Недопониманий татвавāда у Баладэва больше, чем уразумения. Исторических свидетельств о том, что он жил в мат̣хах татвавāдӣ не существует. О нём, как об ученике татвавāдӣ, также нет никаких упоминаний.

Скорее его можно назвать свободным мыслителем, не принадлежавшим к определенной школе до встречи со своим гауд̣ӣйским наставником — Рāдхā-Дāмодаром.


Рāдхā-Дāмодара (прим. 1710-60), один из учеников Расикāнанда Дэва, написал «Ведāнта-Сйамантаку», изданную в Лахоре (12 Punjab Oriental Series, XIX, 1930), в которой цитирует «Брахма-сӯтра-бхāшье» Мадхвы. Как и Мадхва, он решительно отстаивает различие между џӣвами и Брахманом, а также не признаёт брахма-авāчйатву.

Встретившись с Баладэвом, Рāдхā-Дāмодара поведал о жизни и взглядах Рӯпы, Санāтаны и Џӣвы, которыми проникся и Баладэва.

Учение о вищешах Ра̄дха̄-Да̄модара полностью перенимает у Мадхвы, а его детальное объяснение берет из сочинений Вйа̄сатӣртхи. Баладэва разделяет взгляды наставника и проповедует их дальше.


Проф. Б. Н. К. Щарма обращает внимание на природу идеологической основы Баладэва: «Он был дотошным ученым и исследователем, восторженным последователем Чаитанйи, но в вопросах философии и теологии Мадхвы его авторитет, судя по его ошибочным суждениям, был скорее сомнителен».

И это подтверждают ярко выраженные, на страницах «Говинда-бха̄шья», метания Баладэва (то он следует Мадхве, то нет). Его знание татвава̄да оставляло желать лучшего и говорить о его татвава̄дном прошлом несколько надуманно. А итог его встречи с Ра̄дха̄-Да̄модаром говорит сам за себя — Баладэва очаровался идеями гауд̣ӣй окончательно (уже сам этот факт свидетельствует, как минимум, о его недопонимании татвава̄да).


М. Нанди пишет: «[Баладэва] изучал Ведāнту в Майсуре , стал сведущ в комментариях Щаӈкары и Мадхвы, приняв инициацию в культе последнего» (M. Nandi, «Philosophy of Baladeva», p. 18). Но судя по участию Баладэвы в споре и по его сочинениям, остается заключить, что свою жизнь Баладэва, все таки, посвятил проповеди гауд̣ӣйских идей и восхвалению Чаитанйи, а не Мадхвы, как ошибочно считает Нанди. К тому же Нанди не уточняет, как, где и при каких обстоятельствах Баладэва прошел инициацию, что наводит на мысль о том, что Нанди повторяет расхожие слухи о Баладэве, а ветер дует, опять же, от книг и сочинений гауд̣ӣй.

Никто не говорит, что Баладэва не симпатизировал Мадхве, но называть его даже „бывшим“ татвавāдӣ, по меньшей мере, безосновательно, а симпатия так и остается всего лишь сентиментальностью, не способной перевесить ошибки или недопонимание татвавāда, а то и вовсе непонимание такового.

Баладэва плохо знал сиддхāнт Мадхвы, что видно из многочисленных нестыковок в «Говинда-бхāшье» и из его же комментария к словам Џӣвы по поводу сампрадāйной принадлежности Рāмāнуџи (сāкшāч‿чхрӣ-прабхрьтитах̤-праврьтта-сампрадāйāнāм̇)…<…>.


Например, суммируя отличия мāдхва-сиддхāнта от гауд̣ӣйского, Баладэва пишет:

प्रचारितेति भक्तानां विप्राणाम् एव मोक्षः । देवा भक्तेषु मुख्याः । विरिञ्चस्यैव सायुज्यम् । लक्ष्म्या जीवकोटित्वम् इत्य् एवं मत-विशेषः ।

„…только бхакты-випры достигают мокша (?) … Лакшмӣ относится к разряду џӣв…“


Он во многом опирается на «Брахма-сӯтра-бха̄шье» Мадхвы, дополняет свой комментарий его уникальными толкованиями, разительно отличающимися от Щаӈкары и Ра̄ма̄нуџи. Этот факт, конечно, можно рассматривать как признание Баладэвой особого вклада Мадхвы в понимание Брахма-сӯтр, но говорит ли это о том, что Баладэва был татвавāдӣ? Конечно, нет, судя по наличию собственных идей, идущих вразрез с утверждениями Мадхвы, как в «Говинда-бхāшье», так и на страницах других сочинений.


Баладэва подвизался защищать интересы гауд̣ӣй, строя линию защиты на словах и объяснениях Мадхвы, при этом используя их однобоко и частично.

Проф. Б. Н. К. Щарма отмечает: «Др. Радхакришнан, часто упоминая о расхождениях интерпретаций Щаӈкары и Ра̄ма̄нуџи с интерпретацией Баладэва на Брахма-сӯтры, так и не увидел, что львиная доля этих расхождений взросла на почве приверженности Баладэва взглядам Мадва̄ча̄рйи.

Если бы др. Радхакришнан уделил должное внимание этому факту, то весьма помог бы верно оценить влияние Мадхвы на одного из ведущих представителей школы Чаитанйи. Некоторые, присущие только Мадхве формулировки и толкования, а также цитируемые им источники, нашли свое место в более поздних комментариях последователей Щаӈкары и Ра̄ма̄нуџи, особенно у Щрӣдхары Сва̄мӣ, Раӈгара̄ма̄нуџи и в адваитавāдном комментарии на Вишну-сахасранāменье другого Щаӈкара̄ча̄рйи, жившего уже после Щаӈкары».


продолжение следует


Комментариев нет:

Отправить комментарий