6 декабря 2014 г.

Ложь кришнаитов — Ч. 33


॥श्रीः॥

Чаитанйа в Уд̣упи

ЧЧ, Мадӿйа 9.266

Бӿā. 11.20.9:
тāват кармāн̣и курвӣта
на нирвидйета йāватā
мат-катӿā-щраван̣āдау вā
щраддӿā йāван на џāйате


Русский перевод ISKCON: «Пока человек не пресытится кармической деятельностью и не пробудит посредством шраван̣ам̇ кӣртанам̇ вишн̣ох̣ вкус к преданному служению, он должен поступать в соответствии с заповедями Вед».

Крестовый поход против „кармической деятельности“, к которой отнесен даже карма-йог, продолжается. Как было показано, словесная и цитатная борьба ведется не с татвавāдом, а с неким жупелом, дымно пущенным в глаза читателей ЧЧ. „Доблесть“ кавирāџевского Чаитанйи — в его безоговорочной победе над картонными „таттвавāдāчāрйами“, совершенно неправдоподобными для того, кто хоть немного знаком с настоящим татвавāдом.

Ни один даже самый последний татвавāдӣ-недоучка не будет объявлять карму — исполнение обязанностей и трудовую деятельность — путем достижения освобождения. Ни в одном из трудов Мадӿвы не встречаются утверждения о том, что надо просто исполнять свой долг ради Крьшн̣ы (см. ЧЧ, Мадӿйа 9.256). Такого сиддӿāнта у Мадӿвы нет, как нет его и в щāстре.

Мадӿва подчеркивает, что совершение карм должно быть основано на знании (џњāна-пӯрвакам) и бӿакти, т.к. бӿакти — это главное средство достижения освобождения.

Џанака, Вивасван, а также махāџаны, упоминаемые в Бӿāгавате, своим примером и наставлениями отмечают важность совершения карм даже дӿармиками прознавцами, āтменно живущими бӿактью в апарокша-знании.

Есть редкие случаи отказа от карм (карма-тйāг Санакāди), но это исключение.

Слова Бӿāгавата 11.20.9 следует рассматривать в контексте всей главы, с учетом предыдущих стихов. В 11.20.6 говорится о трех йогах, помимо которых не существует иного пути к высшему благу (щрейасу):

योगास्त्रयो मया प्रोक्ता नृणां श्रेयोविधित्सया
ज्ञानं कर्म च भक्तिश्च नोपायोऽन्योऽस्ति कुत्रचित्

џњāнам̇ карма ча бӿактищ ча \ џњāна-йог, карма-йог и бӿакти-йог

В 11.20.7-8 описывается адӿикāр и адӿикāрины каждого из этих йогов.

निर्विण्णानां ज्ञानयोगो न्यासिनामिह कर्मसु ।
तेष्वनिर्विण्णचित्तानां कर्मयोगस्तु कर्मिणाम्

यदृच्छया मत्कथादौ जातश्रद्धस्तु यः पुमान् ।
न निर्विण्णो नातिसक्तो भक्तियोगोऽस्य सिद्धिदः ॥


Џњāна-йог для „нирвин̣н̣ы“, карма-йог для „анирвин̣н̣а-читты“, для того, кто уже имеет щраддӿу к Бӿагават-катӿāди (причем естественным образом — йадрьччӿайā, т.е. мы не видим, чтобы он для этого как-то старался — это просто его жизнь), мукти дает бӿакти-йог.

न निर्विण्णो नातिसक्तो भक्तियोगोऽस्य सिद्धिदः\на нирвин̣н̣о нāтисакто бӿактийого ´сйа сиддӿидах̤

Обратите внимание на последние три слова: «भक्तियोगोऽस्य सिद्धिदः\бӿактийогах̤ асйа сиддӿидах̤» — для него бӿактийог муктидатен.

Примечание: В щāстре мукти, мокша и сиддӿи употребляются в значении освобождения.

Нигде не говорилось, что карма-йогӣ и џњāна-йогӣ достигают чего-то своего. Об их достижениях речь не шла, потому что они называются одинаково: мукти. „अस्य\асйа“ — „для него/ему“ (щл. 8) бӿакти-йог дает мукти, другим — карма-йог и џњāна-йог.

О ком же идет речь? Тем, кому в отличие от Уддӿавы не понятно, Āчāрйа приводит объяснение из щāстра, которое так и называется: Трийогах̤.

सनकाद्या ज्ञानयोगा भक्तियोगास्तु देवताः ।
मानुषाः कर्मयोगास्तु त्रिधैते योगिनः स्मृताः ।

सर्वेषां सर्वयोगैश्च प्राप्या मुक्तिर्न संशयः …\ сарвешāм̇ сарва-йогаищ ча прāпйā муктир на сам̇щайах̤\ все йоги для всех без исключения йогинов дают мукти, безоговорочно.

Џњāна-йог — путь великих рьшиев, таких как Санакāди. Бӿакти-йог — путь дэват. Карма-йог — путь людей.

Только дэвы обладают спонтанной щраддӿой (йадрьччӿа). Люди не могут быть полностью нирвин̣н̣ы (даже если они саннйāсины, об этом Мадӿва говорит в Гӣтā-бӿāшье), но это не означает, что им остается лишь работать, работать и работать, т.к. для их совершенства подходит только карма-йог. Это не так. Любой йог состоит из џњāния, бӿакти и кармы (деятельности). Более того, ничто без џњāния и бӿакти (нераздельных) не может называться йогом. Бӿакти-знание — главная движущая, средственная сила йога. Речь идет о главенстве одного из трех составляющих сāдӿания, а не об исключении того или иного составляющего, в т.ч. кармы (дэваты управляют миром — это их занятие и обязанность, их свакарма).

Бӿакти рьшиев не так велика, чтобы стать главным средством достижения освобождения, тем не менее их ваирāгье дает возможность посвятить себя знанию-бӿакти. Людям дан путь карма-йога, деятельности в знании и с бӿактью, так как их знание, ваирāгье и бӿакти существенно ограничены. Этот путь называется не „карма“, а „карма-йог“.

Своим врожденным Знанием и грандиозностью действий дэвы значительно превосходят и рьшиев, и людей, а их бӿакти настолько превосходит бӿакти остальных сāтвиков и играет настолько определяющую роль, что иначе как „бӿакти-йогом“ этот путь называться не может.

Особенности этих трех путей объясняет Трийогах̤:

भगवद्गुणानुसारेण वेदार्था नीयते हि यैः ।
भक्तियोगास्तु ते प्रोक्तास्तादृशा हि सुराः सदा ।

Бӿакти-йогинами называют прознавцев гун̣ов Бӿагавāна, в свете которых они понимают смысл Веды (для них первично зрячее Знание — в Ведах они опознают уже виденное, знакомое).

अङ्गानुसारिवेदार्थं ज्ञात्वा तदनुसारतः ।
भगवद्गुणा यैर्नीयन्ते ते प्रोक्ता ज्ञानयोगिनः ।

Џњāна-йогины постигают значения Веды с помощью аӈг (вспомогательных дисциплин: вйāкаран̣ия, нирукта и др.) и через эти значения познают гун̣ы Бӿагавāна.

कर्माणि शास्त्रतो ज्ञात्वा तत्प्राधान्यानुसारतः ।
विज्ञाता यैर्गुणा विष्णोर्ज्ञेयास्ते कर्मयोगिनः ।

Карма-йогины узнают из щāстра в первую очередь кармы, т.е. что делать до́лжно, а что нет, как надо и как не надо жить. В ходе следования щāстровым положениям о верном карме они познают гун̣ы Вишн̣у.

Другими словами, они учатся тому, чтобы их жизнедеятельность была воздаянием Бӿагавāну. Обучаясь, они познают Вишн̣у как Вседея, как цель всех действий и промысел всякого действия.

Вслед за щлоками Бӿāгавата, определяющими адӿикāр для трех йогов, идет щлок, проясняющий, до какой поры сāдӿака должен совершать кармы:

तावत् कर्माणि कुर्वीत न निर्विद्येत यावता ।
मत्कथाश्रवणादौ वा श्रद्धा यावन्न जायते

До тех пор, пока он „न निर्विद्येत\на нирвидйета“ वा\или в нем не родится „मत्कथाश्रवणादौ श्रद्धा\мат-катӿā-щраван̣āдаў щраддӿā“.

Перенося терминологию Рӯпы Госвāмӣ (см. «Бӿакти-расāмрьта-синдӿу», 1.4.15–16) на Бӿāгавато, не созданное в этом позднейшем терминологическом поле, гауд̣ӣйи склонны воспринимать щраддӿу как нечто самое начальное, говорит же Рӯпа: «адаў щраддӿā…». Для них интерес к Крьшн̣а-катӿе, само желание узнать о Крьшн̣е уже считается проявлением щраддӿи и является достаточным основанием для отказа от карм.

Но āгамы не так семантически одномерны. Щраддӿā действительно начало всему, и в этом вопросе татвавāдины отдают щраддӿе еще более глубинное значение, чем гауд̣ӣйи.

यो यच्छ्रद्धः स एव सः\йо йаччӿраддӿах̤ са эва сах̤ (Гӣтā, 17.3) — только Мадӿва раскрывает смысл этих слов без оговорок. Но в данном случае речь не о сущностной щраддӿе, которая всегда есть, будучи самостью џӣвы, а о щраддӿе как постоянном памятовании о Нем, способности дӿйāнить Его без отвлечения или сомнений, т.е. когда бӿакти, неразлучница великого знания, явит свои неоспоримые черты, описанные Прахлāдой в предыдущих щлоках.

Но гауд̣ӣйи воспринимают слова щлока 11.20.9 „следует делать до тех пор, пока“ как призыв к бездействию, бойкоту карма, ведь „пора“ уже наступила! Мы приступили к чтению Бӿāгавата, всё, прощай карма!

Абсурдность такого понимания показывают щлоки, следующие сразу за 11.20.9. К чему было бы в 11.20.10 (свадӿармастӿо йаџан йаџњаир) Крьшн̣е говорить, что исполняющий свадӿарм и по свадӿарму возносящий йаџњей, но без мирских устремлений (анāщӣх̤кāма), не попадает ни на сварг, ни в нарак — при условии, что ничем иным, кроме свадӿарма, он не занят? Другими словами, его кармы не связывают его ни сварожьим счастьем, ни адским томлением.

Какая же судьба его ждет?

Бӿā. 11.20.11:
асмил̆локе варттамāнах̤ свадӿармастӿо анагӿах̤ щучих̤
џњāнам̇ вищуддӿам āпноти мад-бӿактим̇ вā йадрьччӿайā


Находясь в этом мире (мāнушйа-локе — мире карма), будучи преданным свадӿарму, не творя вреда, в чистоте, он достигает безупречного Знания или же естественной бӿакти ко Мне.

Неужели и после этих слов гауд̣ӣйи будут утверждать, что свадӿарм не имеет никакого отношения к бӿакти?! На кого расчитаны такие утверждения? На полных дилетантов, которые не удосужатся заглянуть в Бӿāгавате на два щлока раньше и на два щлока позже?

Как же после этого выглядит „определение“ т.н. „щуддӿа-бӿакти“ в «Бӿакти-расāмрьта-синдӿу» (1.1.11)?

анāбӿилāшитā-щӯнйам̇ џњāна-кармāдй-анāврьтам (!)
āнукулйена крьшн̣āнущӣланам̇ (это уже можно понимать как угодно) бӿактир учйате

Русский перевод ISKCON (см. Нектар наставлений, 3):

«Уттама-бхакти, беспримесная преданность Верховной Личности Бога, Шри Кришне, подразумевает преданное служение, которое приятно Господу. Такое преданное служение должно быть свободно от посторонних мотивов и не содержать в себе примесей кармы (деятельности ради ее плодов), безличной гьяны и каких бы то ни было корыстных желаний».

Комментарий Прабӿупāды к Бӿā. 6.2.17 (щрӣдӿ.):

«Чистое преданное служение, бхакти, однако, свободно от материальных желаний, порожденных кармой или гьяной, поэтому его называют аньябхилашита-шунья».

Для Прабӿупāды не существует иной категории кармы, кроме как деятельности ради плодов. Не обошлось, конечно, и без излюбленного поношения знания.

Что такое „карма“, что такое „џњāнам“ — в культе Чаитанйи полная мана по этим вопросам. Если бӿакти может как-то существовать без џњāния, то чаитаниты называют бӿактью что-то другое.

Вищванāтӿа смотрит на эти щлоки Бӿā. через призму расчленения и разведения по разные стороны баррикад џњāна-йога, бӿакти-йога и карма-йога. Для него карма-йогӣ и џњāна-йогӣ не пригодны для бӿакти, и такое убеждение в общем-то типично для всего культа Чаитанйи.

В комм. к 7.5.23-24 Вищванāтӿа говорит: «...бӿакти может практиковаться без варн̣āщрама..., без предварительных џњāния и карма»: अद्धा साक्षादेव न तु ज्ञानकर्मादिव्यवधानेनेत्यर्थः

Очевидно, Вищванāтӿ „размышляет на тему“. Из самих щлоков его трактовка никак не вытекает. Более того, Гӣтā и другие щлоки Бӿāгавата, в т.ч. 11.20.9, говорят о прямо противоположном.

Причем противоположное не означает, что сначала надо поработать (карма), потом попознавать „нирвищешное“ в џњāнии, и только потом наступит время для бӿакти (к чему в первую очередь апеллируют чаитаниты).

Знание неотделимо от бӿакти, предметом знания являются вищеши Парабрахмана, и на начальных ступенях стремления к таким џњāна-бхактӣ невозможно пренебречь карма-йогом.

По мнению гауд̣ӣй бӿакты занимаются щраван̣а-кӣртанāди, а все остальные (небӿакты) должны совершать ваидика-кармы (йаџњи и пр.) или заниматься какой-то мирской деятельностью (собственно карма).

Щраван̣а-кӣртанāди, о которых говорит Чаитанйа в ЧЧ, Мадӿйа 9.259-260, не исключают карм. Зачем их вообще противопоставлять? Любой, кто читал Гӣту, знает, что человек не может оставаться без действия и от деятельности как таковой невозможно отказаться (на хи дэха-бӿрьтā щакйам̇ тйактум̇ кармāн̣й ащешатах̤ — Гӣтā, 18.11), но ее можно задействовать в „читта-щуддӿи“, подготовке сознания к џњāнию-бӿакти, если совершать должным образом, с должным знанием и должными мотивами. Об этом, собственно, и говорит щлок Бӿā. 11.20.9. В нем сложно найти призыв к отказу от труда или обязанностей. Тогда уместно спросить, о каком же карме идет речь? Что нужно делать? Нужно совершать свадӿарм — то, что умеешь по складу и способностям. Делать это следует до тех пор, пока не возникнет ваирāгье и/или щраддӿā к Бӿагават-катӿе.

В Гӣтā-тāтпарье 6.3 словами Праврьттавачанāнна-виродӿа Мадӿва объясняет, что такое карма, показывая грань между его обязательностью и добровольностью:

नानाजनस्य शुश्रूषा कर्मेति करवन्मितेः । योगार्थिना तु सा कार्या योगस्थेन हरौ स्थितिः \ нāнāџанасйа щущрӯшā кармети караванмитех̤ । йогāртӿинā ту сā кāрйā йогастӿена хараў стӿитих̤

«Сāдӿака, старатель — парокша-џњāнӣ, обязан совершать кармы» (заключающиеся в заботе и помощи низшим, равным и высшим: нāнāџанасйа щущрӯшā кармети караванмитех̤…).

В нашем же щлоке Бӿā. 11.20.9 обязательность карм определяется словом „कुर्वीत“\„курвӣта“:

तावत् कर्माणि कुर्वीत\тāват кармāн̣и курвӣта

„Курвӣта“ — это долженствование. Обязанность совершать кармы существует до момента обретения Богови́дения, т.е. апарокша-знания. До наступления этого момента сāдӿака-дӿармик должен получать знание в щраван̣ии, кӣртании… (см. ЛК, Ч. 29 к ЧЧ, Мадӿйа 9.259-261).

Важно не просто работать и действовать. Жизнедеятельность должна основываться на знании, приобретенном в щраван̣а-кӣртанāди, которое преображает всю деятельность человека в воздаяние Бӿагавāну — «ман-манā бхава мад-бӿакто мад-йāџӣ мāм̇ намаскуру…» (18.65). Йāџӣ (йаџана) — это йат кароши йад ащнāси йаџ џухоши дадāси йат йат тапасйаси...\ что бы ты ни делал, что бы ты ни ел, делай это как йаџњ Мне (9.27), а не просто йаџњи, хомы, проведение огненных церемоний.

योगार्थिना तु सा कार्या योगस्थेन हरौ स्थितिः \ йогāртӿинā ту сā кāрйā йогастӿена хараў стӿитих̤

«Однако, достигший йога, или апарокша-џњāнӣ, пребывает в Хари».

Что такое „хараў стӿитих̤“?

सिद्धोपायेन विष्णोस्तु ध्यानव्याख्यार्चनादिकम् कार्यं नान्यत् तस्य तेन तुष्टो भवति केशवः \ сиддӿопāйена вишн̣ос ту дӿйāна-вйāкӿйāрчанāдикам кāрйам̇ нāнйат тасйа тена тушт̣о бӿавати кещавах̤

«Исполнившийся же в средстве (йоге) должен посвятить себя дӿйāнию, объяснению, арчанию и прочему воздаянию Вишн̣у — и ничему другому».

Бӿā. 11.20.9: на нирвидйета йāватā…\до тех пор, покуда у него не возник нирвед.

„Нирведа“ означает обретение чего-то, лабӿа. Кармы имеет смысл совершать до тех пор, покуда их плоды не обретены. Также „нирведа“ означает ваира̄гье, бесстрастие ко всякому мирскому приобретению. Пока ваира̄гья нет, надо делать до́лжное, заниматься своим делом. Под кармой здесь понимается не просто деятельность, а свакарма, т.е. претворение в жизнь способностей человека.

Ваира̄гье, как второе значение нирведа, приходит до апарокша-знания. Апарокша-знание предваряет высокой степени парокша-знание и бӿакти, вдохновленная этим знанием вкупе с ваира̄гьем.

Стоит отметить, что ни тйāг, ни ваира̄гье в отношении карм нигде не упоминаются. Кармы, каким бы образом они ни совершались, никогда не являются средством обретения мукти. Высшим средством обретения мукти и высшим средством обретения апарокша-знания, которое является первой ступенью к мукти, всегда в мāдӿва-сиддӿāнте была и есть бӿакти. Для того, чтобы моя деятельность или исполнение обязанностей были подношением Крьшн̣е, необходимо, чтобы было и знание, и бӿакти.

Великая бӿакти приходит в результате великого Знания и великого откровения Бӿагават-рӯпа. С этого момента главным занятием апарокша-џњāнина становится дӿйāние. До апарокши дӿйāние — это сосредоточение на узнанных в щраван̣а-кӣртанāди смыслах. После апарокши — это сосредоточение на увиденном в откровении Бӿагават-рӯпа. Богови́дение апарокша-џњāнина непродолжительно, хотя может повторяться. Такое сосредоточение и памятование об увиденном называется самāдӿи или дарщанам.

Самāдӿи бывает двух видов: сампраџњāта-самāдӿи и асампраџњāта-самāдӿи. Ранняя и высшая стадии. В сампраџњāта-самāдӿи сознание хотя и погружено во внутреннее памятование пратимы, представы, созданной в уме џњāнӣ, тем не менее, оно не отключено полностью от внешнего мира. В результате внешнего воздействия џњāнӣ может из этого состояния выйти.

На асампраџња̄та-сама̄дӿи ничто извне повлиять не может. Переход от сампраџњāты в асампраџњāту зависит от прāрабдӿа-карма, а не от тренировки или силы концентрации. Покуда апарокша-џњāнӣ изживает плоды своего прāрабдха-карма, асампраџњāта-самāдӿи для него не достижим. Он живет по уже запущенному сценарию. Его дӿйāние заключается в том числе и в щраван̣а-кӣртанāди. Этим он живет изо дня в день, пока изживает прāрабдӿа-карму. На данный момент, пока еще сохраняются остаточные (запущенные) последствия его поступков и жизней до Богови́дения, для него доступно только такое дӿйа̄ние. При этом он не прекращает свои обязанности или труд (о чем, собственно, в Гӣте и говорится). Почему же?

Совершение карм не является для него единственным средством достижения мукти. Исполнение карм удовлетворяет Хари. В принципе у апарокша-џњāнина нет никаких обязанностей. Последствия его действий, совершенных ранее, на него не влияют. Такой џњāнӣ может вообще ничего не делать и будет полностью всем обеспечен до момента, пока не расстанется с телом, и произойдет это самым счастливым и безболезненным образом. Апарокша-џњāнӣ помнит настоящее. Его щраван̣ие — это смысл слов, ибо он видел этот смысл очами своей души.

В отличие от апарокша-џња̄нӣ знание сāдӿака-старателя опосредованно (парокша). Его щраван̣ие — это узнавание правильного смысла щāстра. Это знание совершенно иного качества. Задача сāдӿака заключается в том, чтобы составить себе правильную картину мира, обрести верный сиддӿāнт — саманвай всего щāстра. Сāдӿака-џиџњāсу смысл не видит, он его постигает в изучении. Его кӣртание — это размышление вслух, разрешение своих сомнений в беседах, в вопрошении. Когда он помнит, то он помнит эти смыслы, а не реальность Бӿагават-рӯпа. Он помнит свое представление о реальности, полученное в результате изучения. Поэтому главное, чем он может удовлетворить Хари и привлечь Его праса̄дие, это совершение карм без корысти для себя.

У каждого есть какие-то способности, умения. Если они используются в духе нишка̄ма-карма-йога, то это может быть реальным воздаянием Бӿагавāну. Человеку дается возможность богования тем, что он умеет и любит делать. При этом он получает знание о Бӿагава̄не и стремится к тому, чтобы это знание стало качественно другим. От верного понимания, кто такой Бӿагавāн, зависит чувство к Нему. Зависит снеха. Бӿакти это снеха к Бӿагавāну. Не просто я подношу какое-то свое действие или плод своих усилий. Бӿакти — это привязанность, основанная на знании Его величия: माहात्म्यज्ञानपूर्वस्तु सुदृढः सर्वतोऽधिकः । स्नेहो भक्तिरिति प्रोक्तस्तया मुक्तिर्नचान्यथा ॥

«Любовь к Вишн̣у, подобная непрерывному потоку, имеющая своим основанием верное и пережитое в убеждении знание Его Всебо́жества, непобедимая и превосходящая приязнь к чему бы и кому бы то ни было, зовется бӿактью. Только она ведет к мукти и ничто иное.» («[Любовь [к Вишн̣у,] подобная непрерывному потоку] = снехах̤, [имеющая своим основанием верное и пережитое в убеждении знание Его Всебо́жества] = мāхāтмйа-џњāна-пӯрвах̤ ту, [непобедимая] = судрьд̣хах̤ и [превосходящая приязнь к чему бы то и кому бы то ни было] = сарватах̤ адӿиках̤, [зовется бӿактью] = бӿактих̤ ити проктах̤. [Только она ведет к мукти] = тайā муктих̤ [и ничто иное] = на ча анйатӿā»).

सर्वोत्तमतया ज्ञानपूर्वकः स्नेह एव तु ।
भक्तिर्विष्णौ समुद्दिष्टा तदन्येषां तु योग्यतः ॥ — (Паиӈгӣ-щрути, цит. в Брьх.-Уп.-бӿāшье)

«Бӿактью называется подобная непрерывному потоку любовь к Вишн̣у, основанная на знании Его полного превосходства надо всем и вся. Бӿакти может быть обращена и к другим, но только в меру их пригодности быть восприемниками бӿакти».

Выводы

Не понятно в принципе, зачем нужно противопоставлять деятельность и обязанности щраван̣ию, кӣртанию... и называть свакарм ерундой, как это делают гауд̣ӣйи. Все должны стать саннйāсинами подобно Чаитанйе и заниматься только пением и слушанием?

Если человек не может не действовать, то что ему со своими обязанностями делать? Плеваться? Ходить с угрюмым лицом и ждать вечерней программы или утреннего маӈгалāрати, когда он займется настоящим делом? Или летчику не слушать диспетчера, а повторять џапу на четках? Абсурд.

В любом случае, противопоставления упираются в предшествующий щлок 11.20.8, который говорит о том, что бӿакти как раз дает освобождение, мукти.

Да, да! Бӿакти дает мукти — бӿакти-його ´сйа сиддӿидах̤! Гауд̣ӣанцам теперь остается предать бӿакти анафеме и забыть о ней, ведь она дает мукти.

Что и происходит. Дальше в так называемом диспуте начинается словоблудие, призванное доказать, ни много, ни мало, что мукти — это ад. В следующих щлоках Чаитанйа объявляет войну мукти.


продолжение будет


Комментариев нет:

Отправить комментарий