1 июня 2015 г.

Ложь кришнаитов — Ч. 40.9 «Предсказания о явлении Чайтаньи» - Вишнусахасранама

॥श्रीः॥

Џӣва Госвāмӣ

Вишн̣усахасранāма-стотра

По мнению Џӣвы Госвāмина слово «акрьшн̣а» (не черный) в Бӿā. 11.5.32 означает «гаура» (золотой) — этой интерпретацией Џӣва создает догму о золотом аватāре.

Санскритские словари дают следующие значения «гауры»: желтоватый, красивый, рыжеватый, красноватый, белый, бледный, чистый, сияющий, луноцветный, блестящий, сверкающий, золото.

Для подтверждения именно «золотого» значения и легитимизации золотого аватāра, Џӣва приводит слова Вишн̣у-сахасранāма-стотры:

सुवर्णवर्णो हेमाङ्गो वराङ्गश्चन्दनाङ्गदी । संन्यासकृच्छमः शान्त

Перевод Прабӿупāды, рус. пер. ISKCON (ЧЧ, Ā. 3.49): «суварн̣а — золота; варн̣ах̤ — имеющий цвет; хема-ан̇гах̤ — тот, чье тело подобно расплавленному золоту; вара-ан̇гах̤ — тот, чей облик прекрасен; чандана-ан̇гадӣ — тот, чье тело умащено сандаловой пастой; саннйāса-крьт — отрекшийся от мира; щамах̤ — уравновешенный; щāнтах̤ — умиротворенный».

Даже в пословном переводе Прабӿупāды сложно увидеть намеки на аватāры или Чаитанйу. Если применить данные эпитеты к роду человеческому, то они могут относиться к любому умиротворенному, уравновешенному, красивому, имеющему золотистую кожу саннйāсину. Индусов с таким цветом кожи много. Более того, человек никогда не слышавший о Чаитанйе не поймет, что данные эпитеты подразумевают именно Чаитанйу.

Существенно здесь и то, что слова सुवर्णवर्णो हेमाङ्गो वराङ्गश्चन्दनाङ्गदी взяты из первого пāда 92-го щлока Стотры, а संन्यासकृच्छमः शान्त из третьего пāда 75-го, т.е. из двух разных щлоков:

सुवर्ण्णवर्ण्णो हेमाङ्गो वराङ्गश्चन्दनाङ्गदी ।
वीरहा विषमः शून्यो घृताशीरचलश्चलः ॥ — 92

त्रिसामा सामगः साम निर्बाणं भेषजं भिषक् ।
संन्न्यासकृच्छमः शान्तो निष्ठा शान्तिः परायणम् ॥ — 75

В ЧЧ, Ā. 3.49 Крьшн̣адāс соединяет первую часть 92-го щлока со второй частью 75-го — делая из них один щлок:

सुवर्ण्णवर्ण्णो हेमाङ्गो वराङ्गश्चन्दनाङ्गदी । (92)
संन्न्यासकृच्छमः शान्तो निष्ठा शान्तिः परायणम् ॥ (75)

суварн̣а-варн̣о хемāн̇го
варāн̇гащ чанданāн̇гадӣ
саннйāса-крьч чӿамах̤ щāнто
ништ̣ӿā-щāнт-парāйан̣ах̤

Перевод Прабӿупāды ЧЧ, Ā. 3.49, рус. пер. ISKCON: «В ранний период Своих игр Он живет семейной жизнью. Тело Его, умащенное сандаловой пастой, отличающееся необыкновенной красотой, своим ярким сиянием напоминает расплавленное золото. В поздний период Он предстает отрешенным санньяси, невозмутимым и безмятежным. Он — высшая обитель мира и преданности, ибо заставляет умолкнуть безбожников-имперсоналистов».

Перевод Прабӿупāды, как это часто бывает, переполнен несуществующими в оригинале словами, которые уточняют жизненные вехи в биографии Чаитанйи: «ранний период», «свои игры», «живет семейной жизнью», «поздний период», «преданности», «ибо заставляет умолкнуть безбожников-имперсоналистов». Убрав чаитаниевское curriculum vitae от Прабӿупāды, остаются славицы Вишн̣у и никаких намеков на Чаитанйу.

Любопытный нюанс. Во втором пāде 92-го щлока суварн̣н̣аварн̣н̣о хемāн̇го идет речь о возлиянии гӿи в йаџње: घृताशीरचलश्चलः, но мы помним, что Чаитанйа «отменил» все ваидика-йаџњи, кроме санкӣртаны. Впрочем, эту часть щлока Џӣва не удостоил вниманием — он ее не использует и не комментирует.

Суварн̣а-варн̣ах̤ — это отсылка к «ругма-варн̣е» упанишад и всему контексту этого мантра. Кроме того, «суварн̣а» — это описание любого цвета, если речь идет о Бӿагавāне Суварн̣а-варн̣е. Для алчного человеческого взгляда цвет злата — самый прекрасный цвет. Поэтому при виде ценного металла или вспоминая о нем, люди говорили: «Ах, как это прекрасно! Блеск!».

В описании (варн̣анам) рӯп Бӿагавāна нет деления на просто варн̣ы, суварн̣ы и куварн̣ы. Любой Его цвет — апрāкрьтный и бӿагавад-сварӯповый. Если «ругмам» — это прямое указание на определенный цвет, то суварн̣ам равняется «золотому» только на основании обиходности. Другими словами, Суварн̣а-варн̣а есть имя Всецветного. Сама идея о том, что рӯпы Бӿагавāна отличаются цветами, ложна. Описания Его рӯп следует воспринимать не как ограничения или отличия, но как открытие одной из граней Бесконечного.

И цвет, и орудия, которые Он держит в руках, — сообразны Его действиям (кармам), которое мы постигаем во время Его явления или осмысления нами Его присутствия. Кроме того, суварн̣а-варн̣а, и хемāн̇га отсылают нас к еще одной щрути — Чӿā. Уп. 1.6.6:

атӿа йа эшо антāрдитйе хиран̣майах̤-пурушо дрьщйате хиран̣йа-щма щрурхиран̣йа-кеща āпран̣акӿāт сарва эва суварн̣ах̤

Об этом же мантре ваидика вспомнит, произнося Хиран̣йагарбӿах̤ (дважды) и Хиран̣йанāбӿах̤. Речь идет о Пуруша-антарйāмине Āдитйи и анатрйāмине Сарасватӣ-Вайу. Он Хиран̣йамайах̤, Его борода — хиран̣йа, Его волосы — хиран̣йа, и от кончиков ногтей все в Нем — суварн̣а. Хиран̣йам — это счастье, отличное от внешнего удовольствия, хиран̣майах̤ — «бесконечно исполненный счастья и ничего, кроме счастья».

Суварн̣а-варн̣а — Тот, Кто прославлен (варн̣итах̤) су — безъизъянными, апаурушейными варн̣ами Вед.

Словарные значения не много значат в имятолковании. Имена Вишн̣у невозможно «перевести», их можно объяснять (именно объяснять, а не объяснить). Любое качество (как, в данном случае, цвет), которое в описании ограниченных обозначало бы отличие, в применении к Вишн̣у-рӯпу приобретает недостижимые в прāкрьтном обиходе глубины смысла и становится ключом к дӿйāнию сат-чид-āнанда-свāмитвы Брахмана.

Значения имен Стотры берутся из различных дӿату и основываются на щāстре, чего не наблюдается у последователей Чаитанйи, использующих слова Стотры как прямое указание на жизненный путь своего кумира.

продолжение будет


Комментариев нет:

Отправить комментарий