30 июля 2015 г.

Ложь кришнаитов — Ч. 46 «Предсказания о явлении Чайтаньи» - Выводы

॥श्रीः॥

Предсказания о Чаитанйе

Выводы

1. Источники, в которых содержатся предсказания о Чаитанйе, можно разделить на две категории:

а) Известные и общепризнанные (не упоминают Чаитанйу и не содержат подробностей его биографии).
б) Неизвестные и необщепризнанные (говорят о Чаитанйе однозначно, содержат подробности его биографии).

Поскольку общепризнанные известные источники о Чаитанйе не говорят, то единственный способ превратить их слова в предсказания о нем — это манипуляции с текстом (интерпретация вырванных из контекста отдельно взятых слов, упор на второстепенные значения, подгонка значений и т.д. и т.п.). Иначе говоря, предсказаниями о Чаитанйе из источников первой категории являются только интерпретации (напр., интерпретация Бӿā. 11.5.32, предложенная Џӣвой Госвāмином и ставшая канонизированным «предсказанием о Чаитанйе из Бӿāгавата-пурāн̣ы»).

Подлинность источников второй категории вызывает большие сомнения (Ананта-сам̇хитā, Крьшн̣а-йамала-тантра и др.). Во всяком случае ваидикам эти источники неизвестны. В старинных трактатах разных школ дочаитаниевской эпохи они не упоминаются. Их неподдельность ничем не подтверждается.

2. Предсказания из источников, известных только культу Чаитанйи, лишают его адептов возможности легитимно цитировать их в свою пользу. Не лучше обстоит дело и с интерпретациями, превратившими слова известных щāстр в «предсказания о Чаитанйе».

3. Даже если допустить, что неизвестные никому кроме чаитанитов источники и предсказания о Чаитанйе действительно древние (древнее, чем культ Чаитанйи) и сохранились только в Чаитанйа-сампрадāйе, тем не менее должна существовать отслеживаемая, хотя бы частично, история их сохранения, но ни в одном гауд̣ӣанском источнике, ни у одного гауд̣ӣанского автора ничего подобного мы не встречаем.

4. Предсказания о Чаитанйе категорически не принимают и современные культу Чаитанйи движения, например, культ Валлабӿи.

5. Предсказания, содержащие подробности жизни Чаитанйи (место рождения, имена родственников), появились внезапно и только в 19-20 вв.

6. Многие из предсказаний чрезвычайно хороши и выгодны для чаитанитов, но при этом патриархи культа Џӣва, Вищванāтӿа, Баладева их почему-то не цитируют. Для традиционного гауд̣ӣанства предсказаниями о Чаитанйе являются только интерпретации патриархов. Остальные многочисленные пророчества и предсказания популярны только у адептов ISKCON и Гауд̣ӣйа-мат̣ӿа.

7. Отношение адептов ISKCON и Гауд̣ӣйа-мат̣ӿа к такой казалось бы важной составляющей культа, как предсказания и свидетельства божественности провозглашаемого ими бога, откровенно наплевательское. Предсказания цитируются с массой ошибок и опечаток, мигрирующих с одного сайта на другой. Причем цитируются они в таком виде не только невежественным в щāстровых науках большинством адептов, но и разного рода «знатоками» санскрита и «духовными авторитетами». Одним из таких «экспертов» является некто Б. В. Гири Свāмӣ, автор статьи, посвященной предсказаниям о Чаитанйе. Б. В. Гири не взял на себя труда ни проверить орфографию в санскритских «оригиналах», ни заглянуть в первоисточники по ссылкам. Если бы он это сделал, то убедился бы, что большинство предсказаний в первоисточниках отсутствует, равно как и указанные к ним разделы. На сайте Gosai Б. В. Гири аттестован следующим образом (http://gosai.com/ashrama/sannyasis): знаток санскрита и бенгали, преподаватель гауд̣ӣйа-ваишн̣авской философии, исследователь и редактор книг, участник мультимедийных проектов и эксперт по ритуалам Гауд̣ӣйа-сампрадāйи.

8. Никто из представителей ISKCON и Гауд̣ӣйа-мат̣ӿа не удосужился упомянуть издания Пурāн̣, в которых можно найти предлагаемые ими предсказания, особенно те из них, в которых упоминаются детали биографии Чаитанйи. Большинство адептов в своем невежестве слепо копирует предсказания, не потрудившись проверить их достоверность. В щāстрах нет ни одного прямого и недвусмысленного предсказания о Чаитанйе, а многие предсказания из Пурāн̣ в самих Пурāн̣ах отсутствуют. Если предсказания сохранились только в доступных гауд̣ӣям изданиях, то хотелось бы эти издания увидеть и прочитать, ведь сами прабӿупāдовцы их откуда-то цитируют. Откуда? Если такие издания не сохранились до наших дней, но были доступны современникам Чаитанйи или ближайшим после него поколениям, то опять же, почему никто из ранних чаитанитов об этих предсказаниях не говорит и почему они не упоминаются ни в одном гауд̣ӣанском труде до 19-20 вв.? Если ранние издания содержали предсказания о Чаитанйе, то с какого именно момента они все разом исчезли из них? В каком именно гауд̣ӣанском труде отмечается этот нюанс? Где и кто именно сохранил предсказания, передавая их до наших дней и не отмечая исчезнувшие древние издания Пурāн̣, в которых предсказания еще сохранялись? Должна же быть какая-то история сохранения и передачи сакральных свидетельств.

9. Признания своей секты кришнаиты добиваются не солидностью своего учения, в том числе и обоснованностью предсказаний о Чаитанйе, а коллекционируя положительные отзывы о себе у представителей других религий (напр., Далай Лама) и госслужащих (послы, министры и т.д.). Похоже достоверность предсказаний волнует адептов культа в последнюю очередь, если вообще волнует, ведь сами по себе предсказания погоду культу не делают. Их цитирование — скорее формальность, чем весомый аргумент.

10. Если Чаитанйа является скрытым аватāром, о пришествии которого щāстры не говорят явно, то почему спустя несколько столетий вдруг понадобилось создавать множество предсказаний с подробным жизнеописанием скрытого аватāра?

11. Уместно заметить, что щāстры говорят только о двух категориях аватāров: бала- и џњāна-аватāрах. Категория «скрытого аватāра» (чӿанна- или гухйа-аватāра) в щāстрах не упоминается. Поэтому вопрос, зачем скрытому аватāру нужно так много явных о себе свидетельств, по-прежнему актуален.

12. Не покидает ощущение, что в глубине души современные последователи Чаитанйи понимают, что предсказания о Чаитанйе являются достаточно топорными подделками, но стесняются признать за своими предшественниками подобный грешок (особенно это касается неизвестных источников и предсказаний, отсутствующих в известных источниках). А коль скоро не пропадать же добру, то почему бы не направить это «добро» на тех, для кого оно собственно и создавалось — малокомпетентную наивную аудиторию.

Конечно, адепты ISKCON и Гауд̣ӣйа-мат̣ӿа вправе считать, что время откровений не иссякло, и относиться к своим учителям как к рьшиям или аватāрам, являющим все новые и новые откровения. Но почему бы так прямо об этом и не говорить, мол, рьши Бӿактивинод явил новое откровение и т.д. и т.п.? По крайней мере это было бы честно и не было бы нужды наводить тень на плетень, выдавая подделки за новые откровения.

13. Чаитанйа объявил Веды ненужными, неактуальными и не говорящими о бӿакти, но аватāрность Чаитанйи почему-то доказывается в первую очередь словами Вед.

14. В обычной жизни и проповеди кришнаиты не придают особого значения Щāстре, выдвигая на первый план личность гуру, ставя его слова выше щāстр. Но как только речь заходит об аватāрности Чаитанйи, в ход идут многочисленные «свидетельства» из щāстр.

15. ISKCON и Гауд̣ӣйа-мат̣ӿ косвенно обвиняют Мадӿвāчāрйу в том, что он цитирует несуществующие источники и использует неизвестные цитаты. Свои обвинения кришнаиты высказывают не напрямую, а пользуясь работой индолога Р. Мескиты «Unknown literary sources of Madhva». Мысль кришнаитов проста. Относясь с подозрением к источникам Гауд̣ӣйа-сампрадāйа и предсказаниям о Чаитанйе, последователи Мадӿвы уподобляются Меските, подвергавшему сомнению реальное существование источников, использованных Мадӿвой. Раз у Мадӿвы была сомнительная Брахма-тарка (как вариант), почему у госвāминов не может быть Брахма-сам̇хиты? Брахма-тарка спорна, но мы (прабӿупāдовцы) лояльны к ней и признаем ее, а вы (татвавāдины) отрицаете Брахма-сам̇хиту, а это то же самое, что и сомнение Мескиты по поводу Брахма-тарки. По какой-то извращенной логике кришнаиты считают, что если правы мāдӿваиты, то и Мескита прав. Видимо, нйа̄йа со времен Сāрвабӿаумы Бӿат̣т̣āчāрйи стала у кришнаитов совсем непопулярной наукой. Прабӿупāдовцы пытаются уравнять Брахма-тарку и Брахма-сам̇хиту. Но это уравнивание несостоятельно в свете неопровержимого факта — Брахма-тарка признается и цитируется многими ваидика āчāрьями, в том числе и оппонентами Мадӿвы. Гауд̣ӣйские мыслители ее тоже цитируют, а вот Брахма-сам̇хитā признается лишь культом Чаитанйи, не считая некоторых адептов других пāшан̣д̣а культов постчаитаниевского периода. Ни один ваидика мыслитель древности никогда и нигде не упоминал и не цитировал Брахма-сам̇хиту. «Древняя» и «авторитетная» Брахма-сам̇хитā появилась пятьсот лет назад, и почему-то в Чаитанйа-сампрадāйе.

Обвинения Мескиты были убедительно опровергнуты проф. Б. Н. К. Щармой в одной из его последних работ. Своего столь же убедительного и научного опровержения представители Чаитанйа-сампрадāя до сих пор не представили. Существенно и то, что проф. Щарма в своем опровержении не пытается уклониться от предметного спора с Мескитой в излюбленном русскими кришнаитами духе «кто ты такой?», «откуда ты взялся и какое право имеешь судить нашего Чаитанйу или великого āчāрйу?». Не подвергая сомнению академические креденциалы и квалификацию Мескиты, проф. Щарма показывает, что источники, на которые ссылался Мадӿва, во-первых, не вызывали возражений у его оппонентов, как современников, так и у нескольких поколений пан̣д̣итов после Мадӿвы, во-вторых, цитировались независимо от Мадӿвы не связанными с ним учеными. Причем речь идет как о цитатах из одних и тех же источников, так и в некоторых случаях о тех же цитатах, что приводил āчāрйа Мадӿва. Необоснованные обвинения Мадӿвы в недобросовестном цитировании или цитировании подделок начались, как показывает проф. Щарма, с Аппаййа Дӣкшита, т.е. через 250 лет после Мадӿвы.

Источники и цитаты Мадӿвы, находящиеся под сомнением у Мескиты и Кº, встречаются в комментарии Џӣвы Госвāмина к «Бӿакти-расāмрьта-синдӿу», без ссылки на Мадӿву. Рӯпа Госвāмӣ в своей «Лагӿу-бӿāгаватāмрьте», Пӯрва 5.208-214 (см. комм. Прабӿупāды к ЧЧ, Āди 5.41), цитирует Брахма-тарку без ссылки на Мадӿву. Мадӿусӯдана Сарасватӣ также цитирует и пользуется источниками, вызывающими сомнения у Мескиты, а ведь за основу комментария Вищванāтӿи Чакравартина взят именно комментарий к Гӣте Мадӿусӯданы Сарасватӣ. Щрӣдӿара Свāмӣ также цитирует и ссылается на источники, вызывающие сомнение у Мескиты.

Прабӿупāдовцам выгодно пользоваться работой Мескиты, ибо таким образом они могут отстаивать право цитировать подделки своей секты, взлелеянные парампарой и передававшиеся из поколения в поколение.

А. Ч. Свāмӣ Прабӿупāда не подвергал сомнению авторитет и слова Мадӿвы, равно как и подлинность Брахма-тарки, цитируя ее в своих работах, например, в комм. к Бӿā. 7.3.24 и 7.9.26. Такое же отношение к Брахма-тарке мы видим и у Бӿактисиддӿāнты Сарасватӣ, гуру Прабӿупāды, который цитирует и ссылается на нее в своих комментариях к «Чаитанйа-бӿāгавате» не один раз (ЧБ, Ā. 14.104 и М. 5.042). Ученики Прабӿупāды, переводчики последних двух скандӿов Бӿāгаватам, признают авторитет Мадӿвāчāрйи и цитируют Брахма-тарку в одном из своих комментариев (Бӿā. 11.3.36).

16. Объяснения щāстр и Вед в частности с точки зрения татвавāда не основываются исключительно на цитатах, находящихся под вопросом у Аппаййа Дӣкшита, Мескиты и других. Общепринятых разделов Щāстра для Мадӿвы вполне достаточно, чтобы показать сиддӿāнт Вйāсы. Малоизвестные же источники лишь углубляют и обогащают наше понимание уже доказанного. Любому, кто приложит усилия для того, чтобы ознакомиться с мāдӿва-сиддӿāнтом в первоисточнике, не сложно будет в этом убедиться.

Зададимся вопросом, достаточно ли общеизвестных в среде пан̣д̣итов источников для того, чтобы обосновать уникальное положение чаитаниевского мировоззрения (божественность и аватāрность Чаитанйи, различия между аватāрами и аватāрӣ, существование Рāдӿи и т.д.)? Как было показано в предыдущих главах нашей работы, явно недостаточно. Именно по этой причине адепты культа Чаитанйи вынуждены вырывать из контекста мантры и щлоки, лишая их связной основы и уместности, считать те или иные части Вед несущественными с точки зрения высшей истины, как это делал Щанкара, и множеством других способов препятствовать щāстра-саманвайу, который никак не в их пользу. А уж такие догмы, как гауд̣ӣанская Голока, существование тех или иных конкретных гопӣ и мањџари, отождествление Чаитанйи и Крьшн̣ы и др., основываются либо на «откровениях», либо на подозрительных цитатах из подозрительных же источников от начала и до конца.

Ни одно из предсказаний о Чаитанйе никогда и нигде не встречалось в дочаитаниевских работах каких-либо школ и сампрадāйев, если конечно не считать предсказаниями вольно истолковываемые слова «саннйāса-крьт» (Вишн̣усахасранāма-стотра), «вищвамбӿара» (Атӿарва-Веда) или «махāпрабӿур ваи пурушах̤» (Щветāщватара-упанишада), которые можно с равным успехом отнести к любому харизматичному саннйāсину или мыслителю.

Единственное предвосхищение учения Чаитанйи мы находим в поэзии Џайадева, Чандӣдāса и Видйāпати, по-видимому оказавшими определяющее влияние на взгляды Чаитанйи и его окружения, что однако же нисколько не приравнивает эту литературу к творениям Вйāсы и ведней словесности.

17. Культ Чаитанйи возник не в ваишн̣авской среде. Поклонение Вишн̣у, по свидетельству самих же последователей Чаитанйи, бытовало в Бенгале и сопредельных областях лишь как элемент общей религиозности, своего рода факультатив в составе пањчопāсаны. Естественно, что более или менее достойные оппоненты могли встретиться чаитанитам в ареале их распространения только в базовых, зачастую не связанных с Ведой напрямую отраслях знания, таких как нйа̄йа, вйāкаран̣а и др. Даже в вопросах интерпретации Ведāнта-сӯтр, а значит и Вед как таковых, чаитанитам оппонировали почти исключительно представители Щанкара-сампрадāйа. Конечно, в «Чаитанйа-чаритāмрьте» описаны победы Чаитанйи в диспутах со щрӣ-ваишн̣авами, буддистами, татвавāдинами, но достоверность этих описаний слишком призрачна, в чем вы могли убедиться на основании подробного анализа главы ЧЧ о посещении Чаитанйей Уд̣упи. Молниеносная «победа» Чаитанйи в дискуссии с Валлабӿой заключалась в том, что Чаитанйа обозвал оппонента шлюхой. На этом «диспут» и закончился. «Победа» была заработана хлестким прилюдным обзывательством. Разбора щāстр как такового не было.

Проще говоря, в начале своего пути гауд̣ӣйи не встретили никого, кто мог бы предъявить им обоснованные возражения и критику, в том числе по поводу используемых ими источников. Кроме того, гауд̣ӣйи сознательно избегают диспутов. Об этом говорит распространенная гауд̣ӣанская догма о том, что диспут является проявлением гордыни и помехой (пратикулом) чистой преданности. Гауд̣ӣйи изолировали себя и своих последователей от компетентной критики, словно чувствуя, что щāстры и логика никогда не будут на их стороне. Такое положение вещей в период становления Чаитанйа-сампрадāйа открыло перед гауд̣ӣйами возможность невозбранно фабриковать «явные свидетельства», призванные укрепить веру адептов слишком безыскусных, чтобы воспринять косвенные.

Фабрика «прамāн̣» работала вплоть до времен Бӿактивинода и Бӿактисиддӿāнты, которые, возможно, были последними чаитанитами не только достаточно образованными, чтобы «явить» несуществующие щлоки, но и достаточно уверенными в своем мессианстве, чтобы этим заниматься. Ярким примером этому служит рассказ Ананта-Васудевы дāса, одного из первых учеников Бӿактисиддӿāнты Сарасватӣ, поведанный Б. Р. Щрӣдӿаре о том, как он (Ананта-Васудева) и Бӿактисиддӿāнта Сарасватӣ вместе придумывали 108 имен саннйāсӣ, включая затем это «откровение» в Ананта-сам̇хиту. Об этом рассказывает Б. Р. Щрӣдӿара своим последователям. Архивная запись беседы хранится в Чаитанйа-Сарасват-мат̣ӿе.

В ваидика диспутах аватāрность той или иной личности не используется в качестве аргумента. Сила учения не в авторитете основателя/кумира, а в стройности и безупречности учения, безукоризненно сияющего в обрамлении весомых и бесспорных щāстра-прамāн̣, которых явно не хватает культу Чаитанйи.


продолжение будет


Комментариев нет:

Отправить комментарий