7 мая 2016 г.

Ложь кришнаитов — Ч. 40.2 «Предсказания о явлении Чайтаньи»


॥श्रीः॥

§ 2

Джӣва Госвāмӣ

Среди ранних последователей Чаитанйи не было единомыслия. Каждая группа имела собственные представления не только о взглядах Чаитанйи, но и о нем самом. Вр̣ндāван дāс, автор первой биографии Чаитанйи, прямо заявляет (см. ЧБ 2.6.24), что ш́āстры о Чаитанйе ничего не говорят.

В «Лагхубхāгавата̄мр̣те» Рӯпа Госва̄мӣ цитирует Бхāг. 11.5.32 в качестве панегирика Чаитанйе, но не комментирует его. Как таковая догма о «золотом аватāре» обрела свои очертания в комментарии Джӣвы Госвāмина.

Бхāгавата 11.5.32

кр̣ш̣н̣а-варн̣ам̇ твиш̣āкр̣ш̣н̣ам̇
сāн̇гопāн̇гāстра-пāрш̣адам
йаджн̃аих̣ сан̇кӣртана-прāйаир
йаджанти хи су-медхасах̣

Перевод Прабхупāды (ЧЧ, Āди 3.52), рус. пер. ISKCON: «В век Кали разумные люди, собираясь вместе, славят Господа и поклоняются Его воплощению, непрестанно поющему имя Кришны. Хотя цвет Его тела не темный, это Сам Кришна. С Ним всегда Его личные спутники, слуги, оружие и приближенные».

Цвет vs. Слоги

В пословном переводе ш́лока Прабхупāда добавляет в скобках слово «золотой», поддерживая тем самым догму Джӣвы о «золотом аватāре». В русском переводе это выглядит так: твиш̣ā — цвет (тела); акр̣ш̣н̣ам — тот, у которого не черный (золотой). Почему в скобках? Потому что золотого цвета (गौर \ гаура) в самом ш́локе 11.5.32 нет, как собственно нет и имени «Чаитанйа» или «Гауран̇га».

Контекст пятой главы и предшествующие ш́локи определяют суть ш́лока 11.5.32.

В 11.5.19 махāрāджа Ними задаёт вопросы:

№ 1. касмин кāле са бхагавāн \ в какое время Он Бхагавāн
№ 2. ким варн̣ах̣ \ какого цвета
№ 3. кӣдр̣ш́о \ какого рӯпа
№ 4. кена видхинā пӯджйате \ какие видхи в пӯдже
нр̣бхих̣ \ для людей.

В 11.5.20 Карабхаджана отвечает на поставленные вопросы в том же порядке:

№ 1. О времени: кр̣там третā двāпарам ча калир итйеш̣у \ в Кр̣ту, Трету, Двāпару, в Кали — так называются эти периоды.

№ 2. О цвете (ким варн̣ах̣): нāнā варн̣а \ различного цвета.
№ 3. О рӯпах Бхагавāна: нāнā āкāрах̣ \ различные рӯпы.
№ 4. О видхи: эва видхинā \ подобным образом и видхи различны.

Затем Карабхаджана раскрывает суть:

11.5.21: кр̣те ш́уклаш́ чатурбāхур \ в Кр̣ту Он четырехрукий [брахмачāрӣ] белого цвета.

11.5.22: йаджанти тапасā ш́амена ча дамена ча \ поклонение Ему тапасом, ш́амом, дамом.

В 11.5.23 перечисляются имена, которыми бхаджат Бхагавāна в Кр̣та-йуге: Хам̇са, Супарн̣а, Ваикун̣т̣ха, Дхарма, Йогеш́вара, Амала, Ӣш́вара, Пуруш̣а, Авйакта и Парамāтмā.

В 11.5.24 речь заходит о Трета-йуге и опять же повествование начинается с перечисления цвета (варн̣а): третāйāм ракта-варн̣о сау \ в Трету Он красного цвета, чатур-бāхус \ о четырёх руках, ш́рук-ш́рувāдйупалакш̣ан̣ах̣ \ со знаками ш́рук и ш́рува.

11.5.25: йаджанти видайā трайй дхармиш̣т̣хā брахмавāдинах̣ \ Ему поклоняются знанием Веда утверждённые в дхарме брахмавāдины.

В 11.5.26 перечисляются имена Бхагавāна в Трета-йуге: Виш̣н̣у, Йаджн̃а, Пр̣ш́нигарбха, Сарвадева, Урукрама, Вр̣ш́āкапи, Джайанта и Уругāйа.

11.5.27: двāпаре бхагавāн ш́йа̄мах̣ \ в Двāпаре Бхагавāн цвета ш́йа̄ма, ниджа-āйудхах̣ \ со своим оружием.

11.5.28: там̇ тадā пуруш̣ам мартйā \ Он — мужчина среди смертных, махā-рāджопалакш̣ан̣ам \ Он — великий рāджа среди них, йаджанти веда-тантрāбхйāм \ поклоняются согласно Веде и тантре.

И наконец, в 11.5.29 рӯпы Бхагавāна, о которых идет речь в этой главе, называются поименно: Вāсудева, Сан̇карш̣ана, Прадйумна, Анируддха — четыре мӯла-рӯпа четырех йуг.

Ш́лок 11.5.30 ш́рӣдхарийско-гауд̣ӣанского текста Бхāгаватам отличается от пāт̣ха Бхāгаватам.

Ш́рӣдх.-гауд̣.:

нāрāйан̣āйа р̣ш̣айе пуруш̣āйа махāтмане
виш́веш́варāйа виш́вāйа сарва-бхӯтāтмане намах̣

Пāт̣х:
нāрāйан̣āйа р̣ш̣айе пуруш̣āйа махāтмане
виш́веш́варāйа рāмāйа сарватантрāтмане намах̣

11.5.31: «…теперь слушай о Кали-йуге» и далее идёт наш ш́лок 11.5.32. Начинается он все с тех же слов о цвете (варн̣ам): кр̣ш̣н̣а-варн̣ам \ [Он] черного цвета, твиш̣āкр̣ш̣н̣ам \ сияюще черного, сāн̇гопāгāстра-пāрш̣адам \ вместе с Его ан̇гами, упа̄н̇гами, астрами (оружием) и пāрш̣адами, йаджанти \ Ему поклоняются, йаджн̃аих̣ сан̇кӣртана-прāйаир \ сан̇кӣртанием, хи су-медхасах̣ \ лучшие знавцы.

Итак, с 11.5.20 и по 11.5.32 порядок цветов следующий: ш́укла, ракта, ш́йāма, кр̣ш̣н̣а.

Джӣву, однако, это не устраивает, т.к. нет возможности показать «золотого аватāра», поэтому он утверждает, что «кр̣ш̣н̣а-варн̣ам» это «слоги „кр̣ш̣н̣а“», а «твиш̣āкр̣ш̣н̣а» — «не кр̣ш̣н̣его цвета» (мы намеренно избегаем перевода слова «кр̣ш̣н̣а» в этом сочетании, в след. части станет ясно, почему).

Отрывок из комментария Джӣвы Госвāмина: «श्रीकृष्णावतारानन्तर कलियुगावतारं पूर्ववदाह । कृष्णेति । त्विषा कान्त्या योऽकृष्णो गौरस्तं सुमेधसो यजन्ति गौरत्वं चास्य далее идет цитата из Бӿāг. 10.8.13 и <…> यद्द्वापरे श्रीकृष्णोऽवतरति तदैव कलौ श्रीगौरोऽप्यवतरतीति स्वारस्यलब्धः श्रीकृष्णाविर्भावविशेष एवायं गौर इत्यायाति तदव्यभिचारात्… <…> कृष्णवर्णं कृष्णेत्योतों वर्णौ च यत्र यस्मिन् श्री श्रीकृष्णचैतन्यदेवनाम्नि…».

Комментарий Прабхупāды к Бхāг. 11.5.32 в ЧЧ, А̄ди 3.52: «Шрила Джива Госвами, объясняя его в «Крама-сандарбхе» — своем комментарии к «Шримад-Бхагаватам», — говорит, что иногда Кришна предстает златокожим. Златокожий Господь Кришна — это и есть Господь Чайтанья, почитаемый разумными людьми нашей эпохи. Подтверждение этому можно найти в «Шримад-Бхагаватам», в словах Гарги Муни, который говорит, что, хотя Кришна родился темнокожим, в другие эпохи Его тело бывает красным, белым или желтым. Его воплощения белого и красного цветов приходили в эпохи Сатья и Трета. А золотисто- желтый цвет тела Господь явил в облике Шри Чайтаньи Махапрабху, прославившегося под именем Гауры Хари. Шрила Джива Госвами поясняет, что выражение кр̣шн̣а-варн̣ам указывает на Шри Кришну Чайтанью. Кр̣шн̣а-варн̣а и Кришна Чайтанья — синонимы. Имя «Кришна» в одинаковой степени относится и к Шри Кришне, и к Господу Чайтанье. Хотя Господь Шри Чайтанья Махапрабху — Верховная Личность Бога, Он непрестанно говорит о Кришне и испытывает духовное блаженство, когда воспевает и вспоминает Его имя и облик. Сам Кришна явился в образе Господа Чайтаньи, чтобы донести до людей высшую религию любви…».

Допустим, гауд̣ӣанское толкование слов «кр̣ш̣н̣а-варн̣ам твиш̣āкр̣ш̣н̣ам» верно и они действительно означают «повторяющего слоги „кр̣ш̣н̣а“, чье тело (цвет) не черное (золотое)». По логике такого толкования мы должны каждое слово «варн̣а», в предыдущих ш́локах, переводить как «слог/слоги», ведь нас к этому обязывает и контекст и, опять же, логика повествования, структура диалога: вопрос-ответ. Вот что из этого получается:

В 11.5.19 махāрāджа Ними задаёт вопрос:

№ 1. касмин кāле са бхагавāн \ в какое время Он Бхагавāн
№ 2. ким варн̣ах̣ \ какого слога или в прабхупāдовском варианте: какие слоги Он повторяет.
№ 3. кӣдр̣ш́о \ какой образ (рӯпа)
№ 4. кена видхинā пӯджйате \ какие видхи в пӯдже

Итого: время, слоги, рӯпы, видхи.

В 11.5.20 Карабхаджана отвечает:

№ 1. О времени: кр̣там третā двāпарам ча калир итйеш̣у \ в Сатйу, в Трету, в Двāпару, в Кали — так называются эти периоды.

№ 2. О слогах (ким варн̣ах̣): нāнā варн̣а \ различные слоги.

№ 3. О рӯпах: нāнā āкāрах̣ \ различные рӯпы.
№ 4. О видхи.

И далее уточняет:

11.5.21: кр̣те ш́уклаш́ чатурбāхур \ в Сатью Он белый четырехрукий (здесь по логике гауд̣ӣанского толкования «ш́укла» (варн̣а) это «слог» и его до́лжно переводить как «белый слог»: в Сатью Он белого слога и четырехрукий.

В 11.5.24 речь идет о Трета-йуге: третāйāм ракта-варн̣о сау \ в Трету [Он] красного слога, чатур-бāхус \ о четырёх руках…

11.5.27: двāпаре бхагавāн ш́йа̄мах̣ \ в Двāпаре Бхагавāн слога ш́йа̄ма…

11.5.32 начинается словами о слогах (варн̣ам): кр̣ш̣н̣а-варн̣ам \ [Он] черного слога (мы же учитываем контекст и логику повествования, где в предыдущих ш́локах как бы говорится о цвете слогов) или «Он повторяет черные слоги, твиш̣āкр̣ш̣н̣ам \ твиш̣ā — цвет (тела); акр̣ш̣н̣ам — не черный (но золотой)».


Примечание. Одним из ключевых моментов в теме «золотого аватāра» является тандем «твиш̣ā» + «цвет». Об этом подробнее ниже.

Если убрать гауд̣о-прабхупāдовские дописки-приписки и придерживаться словарно-контекстуальных значений, то:

Твиш̣ā \ сияющий, блестящий или даже цвет + акр̣ш̣н̣ам \ не кр̣ш̣н̣ый (вариант: не черный) = сияющий, не кр̣ш̣н̣ый (не черный).

Возникает ряд вопросов:

1. Почему в гауд̣ӣанском толковании слово «варн̣а» переводится «слогом» только в одном ш́локе о четвертой йуге (11.5.32), а в трех предыдущих «варн̣ы» остались «цветом»?

2. Почему из двух слов «кр̣ш̣н̣а» в ш́локе 11.5.32 кр̣ш̣н̣а-варн̣ам твиш̣āкр̣ш̣н̣ам чаитаниты считают первое слово «кр̣ш̣н̣а» в составе «кр̣ш̣н̣а-варн̣ам» именем, а второе «кр̣ш̣н̣а» (акр̣ш̣н̣а) цветом, ведь это рушит логику повествования о цвете йуг и йуга-образов (рӯп) Бхагавāна?

3. Почему цвету «кр̣ш̣н̣а» (собственно черному) противопоставляется только цвет «гаура» (см. комм. Джӣвы, गौर), а не что-то белое, светлое, белояркое, тем более, что вырванный из цветового паттерна йуг и аватāров ш́лок 11.5.32 не ограничивает нас в цветовых вариантах, противоположных черному цвету, а точнее цвету «кр̣ш̣н̣а»? Если и противопоставлять черному какой-то цвет, то этим цветом должен быть белый, светлый.

Отношение Чаитанйи к Ш́рӣдхаре Свāмину, комментатору Бхāгаватам, более чем трепетное, для Чаитанйи он авторитет высшего ранга. Защищая Ш́рӣдхару, Чаитанйа не скупился на резкое словцо в адрес тех, кто не считался с мнением Свāмина ( см. ЛК, ч. 9 «Чаитанйа и Валлабха»).

«Варн̣у» и «твит» Ш́рӣдхара объясняет следующим образом: уджджвала нӣламан̣иват — как темный сапфир, который, тем не менее, не темный, а сияющий, сияющего цвета Кр̣ш̣н̣а.

रूक्षतां व्यावर्तयति । त्विषा कांत्या कृष्णमिंद्रनीलमणिवदुज्ज्वलम् । यद्वा त्विषा कृष्णं कृष्णावतारम्

Никакого магического превращения «варн̣ы» в «слог». И в сандхи «твиш̣āкр̣ш̣н̣а» Ш́рӣдхара не обнаруживает цвета, близкого к гауд̣ӣанской «нечерности», равно как и не признает золотой цвет противоположностью черному. У Ш́рӣдхары все однозначно и просто: речь идет о Кр̣ш̣н̣е, сияюще черного цвета.

Слова Ш́рӣдхары явно не вписываются в цветовой паттерн и «слоговую» гипотезу Джӣвы: «Тот, кто цветом акр̣ш̣н̣а, произносит слоги „кр̣ш̣н̣а“ — ему поклоняются в Кали-йуге. Тот, кто цвета акр̣ш̣н̣а, тот противоположен темному цвету (кр̣ш̣н̣а), т.е. он гаура (золотой)». Мнением Ш́рӣдхары явно пренебрегли.

Как бы сам Чаитанйа к этому отнесся? Обозвал бы Джӣву шлюхой? Тем более, что для этого есть все основания: а) Джӣва не принимает авторитет Ш́рӣдхары, б) комм. Джӣвы идет вразрез с комм. Ш́рӣдхары, а это уже, по мнению Чаитанйи, вероломная гордость.

ЧЧ, Антйа 7.115: прабху хāси кахе… \ Улыбнувшись, господь сказал: «Того, кто не принимает Свāмина, я считаю шлюхой».

ЧЧ, Антйа 7.132: ш́рӣдхара свāмӣ нинди… \ «Своим собственным комментарием ты посмел критиковать Ш́рӣдхару Свāмина, не принимая его авторитет. Такова твоя вероломная гордость!».

ЧЧ, Антйа 7.133: ш́рӣдхара свāмӣ прасāде… \ «Ш́рӣдхара Свāмӣ — гуру всего мира, ибо по его милости мы можем понять Бхāгаватам. И поэтому он мой гуру».

ЧЧ, Антйа 7.134: ш́рӣдхара упаре гарве… \ «Что бы ты ни написал из своей ложной гордости, пытаясь превзойти Ш́рӣдхару, всё это будет противоположно по смыслу. Никто не обратит на это внимание».

ЧЧ, Антйа 7.135: ш́рӣдхарера анугата йе каре… \ «Любой, кто следует Ш́рӣдхаре, будет уважаем и принят каждым».

ЧЧ, Антйа 7.136: ш́рӣдхарāнугата кара… \ «Представь своё объяснение Бхāгаватам в соответствии со Ш́рӣдхарой, отбрось ложную гордость, поклоняйся Бхагавāну Кр̣ш̣н̣е».

Полагаю, нет надобности оглашать, кем в глазах Чаитанйи является Джӣва Госва̄мӣ со своим комментарием к Бхāг. 11.5.32. Это очевидно.

NB. Заметьте, ни в одном прама̄н̣ии мы не встречаем определения сан̇киртаны как повторения «харекришна махамантры», на что намекает прабхупāдовская трактовка «кр̣ш̣н̣а-варн̣ам — повторяющего слоги „кр̣̣ш̣, н̣а“».

Появлению джӣво-гауд̣ӣанской «нечерности» содействует долгая гласная «а̄» в окончании слова «твиш̣а̄»: кр̣ш̣н̣а-варн̣ам̇ твиш̣āкр̣ш̣н̣ам̇ \ твиш̣ā — цвет (тела); акр̣ш̣н̣ам — не черный. Именно долгая «ā» дает возможность двух вариантов толкования, и просто «кр̣ш̣н̣а», и «акр̣ш̣н̣а» \ «не черный» с отрицательной приставкой «а».

С точки зрения санскритской грамматики вполне легитимно разбить «твиш̣āкр̣ш̣н̣ам» на:

1. Твиш̣ā + акр̣ш̣н̣а \ цвет + не черный (версия Джӣвы и культа Чаитанйи) или как вариант «сияющий + не черный».

2. Твиш̣ā + кр̣ш̣н̣а \ сияющий + черный (версия Ш́рӣдхары).

Грамматически и то, и то почти верно. Во-первых, «почти» здесь распространяется на перевод слова «твиш̣ā» как «цвет». В словарях «твиш̣ā» имеет прямые значения: сияние, свет, блеск. √твиш̣ означает «сиять». Его производное «твиш̣» женского рода как раз имеет значение «цвет». Если пренебречь словом «твиш̣ā» из ш́лока и заменить его на «твиш̣», то можно истолковать его и как «цвет». Единственное заключение, которое здесь можно сделать о цвете, это то, что цвет светлый (одно из главных значений слова «твиш̣ā» это «свет»), например, светлый бриллиантовый.

Во-вторых, «твиш̣ā \ сияние» может относиться практически к любому цвету, способному сиять. Цвет может быть более светлым и более темным, но это мысли вслух о возможных значениях слова «твиш̣ā» без учета контекста. В нашем случае смысл этого слова однозначно определяется контекстом и подтверждается четким порядком цветов в предыдущих ш́локах. И ни в одном из них с 11.5.20 по 11.5.32 нет даже намека на «слоги».

Для того, чтобы трактовать «варн̣ам» как «слоги» (слоги «кр̣ш̣н̣а»), нужно пренебречь контекстом перечисления цветов и логикой всей главы (в частности двенадцати ш́локов Бхāгаватам). Поэтому единственно логичным и естественным объяснением слов кр̣ш̣н̣а-варн̣ам твиш̣āкр̣ш̣н̣ам будет «тот, кто кр̣ш̣н̣его цвета».

Все вышеприведенные объяснения и разъяснения касаются только Бхāг. 11.5.32, где имеются слова кр̣ш̣н̣а-варн̣ам твиш̣āкр̣ш̣н̣ам. Текст, содержащий ш́лок 11.5.32 в таком виде, называется «северной версией», ибо в таком виде текст Бхāгаватам распространен в северной Индии и Бенгале. Именно эту версию текста комментировал Ш́рӣдхара Свāмӣ (поэтому ее также называют «ш́рӣдхарийской версией»).

Даже в ш́рӣдхарийской версии контекст и саманвай Бхāг. 11.5.20-11.5.32 не дают чаитанитам никаких оснований для выдвижения «слоговой» гипотезы. Толкование Ш́рӣдхары Сва̄мина, высшего для чаитанитов и самого Чаитанйи авторитета, расходится со словами Джӣвы.

Комментарий Джӣвы не убедителен, не говоря уже о том, что в подлинном ш́локе Бхāг. 11.5.32 вообще нет слов «твиш̣āкр̣ш̣н̣ам», ставших причиной двоякого толкования и появления золотого (не черного) цвета Чаитанйи. Поэтому комментарий Джӣвы к Бхāг. 11.5.32 не что иное, как «размышления на тему», попытка выдать желаемое за действительное.

Подлинный же ш́лок Бхāг. 11.5.32 звучит так:

कृष्णवर्ण कलौ कृष्णं साङ्गोपाङ्गं सपार्षदम् ।
यज्ञैः सङ्कीर्तनप्रायैर्यजन्ति हि सुमेधसः ॥

кр̣ш̣н̣аварн̣а калау кр̣ш̣н̣ам̇ сāн̇гопāн̇гам̇ сапāрш̣адам
йаджн̃аих̣ сан̇кӣртанапрāйаирйаджанти хи сумедхасах̣

«В Кали светлые разумом воздают сан̇кӣртана-йаджн̃ем Кр̣ш̣н̣е кр̣ш̣н̣евого цвета, с Его орудиями и окружением…».

Скептикам, сомневающимся в истинности представленного ш́лока, рекомендуем обратиться к тексту Бхāгаватам, используемого в Ш́рӣ-сампрадāйе, а также к бангалорскому и хаидерабадскому (с комментарием Виджайадхваджи Тӣртхи) изданиям.

Хаидерабадское издание


Остается гадать, намеренно или случайно в аллахабадском издании Бхāгаватам комментарий Виджайадхваджи Тӣртхи как будто относится к искаженному ш́локу 11.5.32 (со словами твиш̣āкр̣ш̣н̣ам), а не к пāтху, как в хаидерабадском. Каких-либо примечаний по этому поводу в аллахабадском издании нет. При составлении аллахабадского издания, редакторы, используя комментарий Виджайадхваджи Тӣртхи (конкретно в данном случае), должны были обратиться к татвавāдным изданиям, поэтому не могли не заметить, что ВТ комментирует другой ш́лок, отличный от ш́рӣдхарийского варианта.

Внимательный читатель обратит свое внимание на еще один любопытный и существенный нюанс: в ш́локах 11.5.21, 11.5.24, 11.5.27 присутствует не только цвет, но и то, к чему этот цвет относится, характеристикой чего он является — йуги. Другими словами, в этих ш́локах мы видим согласованность йуг и цвета: кр̣те — ш́укла, третāйāм — ракта, двāпаре — ш́йāма и только в 11.5.32 ш́рӣдхаро-гауд̣ӣанского текста эта согласованность нарушается, потому что из ш́лока убрали йугу, это привело к оторванности от цвета и появлению разнотолков. В подлинном ш́локе Бхāг. название йуги присутствует: कलौ \ калау, и вместе с ним мы видим не только логическую завершенность повествования, но и целостность главы. Все на своих местах: кр̣те — ш́укла, третāйāм̇ — ракта, двāпаре — ш́йāма, кр̣ш̣н̣а — калау (черный в кали — кр̣ш̣н̣а-варн̣а калау).

Этот нюанс — еще одно доказательство того, что Северная версия текста Бхāгаватам, которой пользуются последователи Чаитанйи, является искаженной.

Предварительный вывод

Анализ Бхāг. 11.5.32 показал, что в нем нет не только указаний на Чаитанью, но и оснований для «слоговой» гипотезы Джӣвы. Может быть «цветовая» гипотеза йуг и аватāров поможет Джӣве доказать кали-йуга-аватāрность Чаитанйи? Ждем следующую часть.


продолжение будет


Комментариев нет:

Отправить комментарий