12 мая 2016 г.

Прабхупадовцам — ч. 5


॥श्रीः॥

ISKCON: «Так, в 2000 году австрийский ученый по имени Рок Мескита (Roque Mesquita) написал монографию «Неизвестные литературные источники Мадхвы: некоторые наблюдения» («Madhva's Unknown Literary Sources: Some Observations»). В этой монографии Мескита использует тот же «научный» подход в отношении традиции Мадхвачарьи, что и наши оппоненты в отношении Гаудия-сампрадаи. С помощью методов материалистической индологии Мескита подводит читателя к выводу, что Мадхвачарья выдумал свой статус аватары Мукхйа-праны и сам написал все шастры, которыми он подкрепляет свою философию двайта-вады. В 2001 году Б.Н.К. Шарма и Рао сделали попытку опровергнуть его доводы со стороны Мадхва-сампрадаи. В ответ Мескита обвинил их в научной недобросовестности и в том, что они не коснулись сути его монографии. Больше никакого ответа на опровержения Мескиты не последовало. Ученый продолжил свои изыскания и в 2008 году выпустил следующую монографию, с еще большим количеством обвинений: «Цитаты Мадхвы из Пуран и „Махабхараты“: аналитическая компиляция цитат в работах Мадхвы, источник которых не может быть прослежен (вместе со сносками)» («Madhva’s Quotes from the Puranas and the Mahabharata: An Analytical Compilation of Untraceable Source-Quotations иn Madhva’s Works along with Footnotes»). Ответа со стороны Мадхва-сампрадаи на всё это до сих пор нет».

ISKCON: «Помимо «Брахма-тарки», десятки других шастр, такие как «Сат-таттва», «Шабда-нираная» и другие. дошли до наших дней, увы, только в виде цитат в трудах ачарьи Мадхвы. Наверняка, нашим «оппонентам» этот факт известен, и тем не менее они не стесняются применять этот материалистический по сути аргумент против Гаудия-сампрадаи».

Сделали попытку? Б. Н. К. Ш́арма убедительно показал, что ш́āстры, цитируемые Мадхвой, были хорошо известны его современникам и встречаются у других матавāдинов. Конечно, Ш́арма продемонстрировал это не на каждом ш́локе, такого рода анализ вышел бы за рамки его эссе, поэтому он ограничился лишь несколькими примерами. Опровергнуть это Мескита не смог. Его претензия состоит в том, что «неотслеживаемых» ш́āстр и цитат слишком много. Так никто и не утверждает, что все эти ш́локи сейчас можно отследить. Тем не менее, это не основание обвинять Мадхву в сочинительстве. Дальнейшая риторика Мескиты свелась к обвинению в «недобросовестности» и «некасании сути его работы». Такие упреки оппонента без приведения аргументов по существу не нуждаются в ответной реакции.

По сути только Ш́арма занимался отслеживанием академических публикаций по Мадхве и ответом на них. Кроме него западные диссертации никто в мāдхва-сампрадāйе особо не читает. Ш́арма умер 2 июля 2005 года. Органа по «сношениям с общественностью» или отделения, которое бы отслеживало западные работы и реагировало на них, в мāдхва-сампрадāйе нет, как нет и какой-то единой организаџии. Время от времени некоторые авторы касаются тех или иных аспектов культа Чаитанйи, но специалистов по культу Чаитанйи в татвавāда-сампрадāйе нет.

Аргумент, не оставляющий камня на камне от нападок Аппаййа Дӣкш̣ита и Мескиты, состоит в том, что оппоненты-современники Мадхвы и ближайшие к нему поколения оппонентов не имели претензий к цитатам и источникам Мадхвы (об этом Ш́арма пишет). В то время как у последователей Чаитанйи «утерянные тексты» всплывали аж до Бхактисиддхāнты Сарасватӣ (20-й век).

«Неотслеживаемость» — недостаточное основание для обвинения в фальшивоцитатничестве, а вот несоответствие цитат единому тāтпарйу ведних ш́āстр — вполне. Ошибки и расхождения не проходят проверку прежде всего на смысловое соответствие определенному стандарту, а не «покажите мне манускрипт, в котором Мадхва это вычитал». И в этом существенная разница между неизвестными цитатами из неизвестных ваидикам источников гауд̣ӣан и неотслеживаемыми цитатами, которые Мадхва приводит в своих работах, но которые встречаются в трудах других мыслителей.

Основные догмы гауд̣ӣанской философии построены на источниках и цитатах сомнительной репутации, выдаваемых за «утерянные» и «древние». Эти источники – единственное доказательство того, что в них утверждается. В то время как сиддхāнт Мадхвы не противоречит саманвайу ш́āстр. Мадхва находил прамāн̣ы, созвучные ш́рути, ведāнте, Гӣте и др. Татвавāд можно показать и доказать на общепринятом материале, а не лепить его из неотслеживаемых цитат. Особенно если учесть, что Мадхва и его последователи неотслеживаемыми цитатами в диспутах не бравировали. А гауд̣ӣане диспутов почему-то избегали (если не считать рассказы из ЧЧ). Не дошедшие до нас источники и неотслеживаемые цитаты являются всего лишь дополнением к основным аргументам. Почувствуйте разницу.

Ни один гауд̣ӣанский āчāрья не сомневался в прамāн̣ах, приводимых Мадхвой. Отрицая ма̄дхва-сиддха̄нт, распространяя ложные сведения о Мадхве, пусть даже по причине неосведомленности (Джӣва утверждал, что Мадхва был обращенным ма̄йа̄ва̄дином), гауд̣ӣанские а̄ча̄рьи отнюдь не брезговали цитированием ш́а̄стра-прама̄н̣, взятых как раз у Мадхвы. Тому есть примеры и в «Сандарбхах», и в произведениях Рӯпы. А это значит, что если современные гауд̣ӣйи ведут дискуссию как гауд̣ӣйи, а не как частные лица, то никаких претензий в отношении прамāн̣ Мадхвы они просто не имеют права высказывать, в том числе и косвенно, через якобы возмущенное цитирование «академических» источников, используемое тонко, как им кажется, а на самом деле топорно и откровенно для дискредитации своего декларируемого пӯрвāчāрйи. И даже ту фракцию последователей Чаитанйи, которая не признает Мадхву пӯрвāчāрьей, сам факт заимствования госва̄минами у Мадхвы ш́āстра-прамāн̣ лишает права голоса по данному вопросу.

Напомним нашим оппонентам, что Баладева говорит о Мадхве, в том числе и о его прамāн̣ах, как об абсолютном авторитете и пишет книги о его сиддхāнте. Присоединяясь к Меските и его «разоблачениям» Мадхвы, последователи А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ открещиваются от Баладевы и «Говинда-бха̄ш̣ьи», отрекаясь по сути от своей идеологии, и без того трещащей по швам.

Если Баладеву еще можно воспринимать как «позднего» представителя культа (последователи Ананта-Вāсудевы не поминают его в джайадхвани), то шесть госвāминов, хотя о Мадхве никак особо и не отзывались, тем не менее пользовались его прамāн̣н̣ыми богатствами свободно и без оговорок. Баладеве в частности вменяют в вину искажения «Гаураганнодеш́а-дӣпики» и приписывание независимой гāуд̣ӣйа-сампрадāйи к Мадхве. При этом от собственного (так сказать сампрадāйного) комментария к Ведāнта-сӯтрам руки Баладевы никто не готов так просто отказаться. Правда, тот же Сундарāнанда Видйāвинод, главный пан̣д̣ит гауд̣ӣйа-мат̣ха и один из первых учеников Бхактисиддхāнты Сарасватӣ, указывал на большие различия в объяснениях Сӯтр Джӣвой и Баладевой. В 40-50-е годы об этом велось много разговоров среди гауд̣ӣанских пан̣д̣итов.

ISKCON: «<…> Никто из современников Мадхвы и даже его прямых последователей не имел доступа к этой шастре. (Опять же, в скобках заметим, что «Брахма-самхита» цитируется в «Брихад-бхагаватамрите» Санатаны Госвами, написанной им даже до прихода Дживы Госвами во Врадж, так что их обвинения в том, что «Брахма-самхита» написана Дживой, не просто материалистичны, но еще и абсурдны».

Да, действительно, в работе Санāтаны встречаются стихи из Брахма-сам̇хиты. Встречается стих из нее и в «Лагхубхāгаватāмр̣те» Рӯпы. Говоря о том, что вероятным автором Брахма-сам̇хиты является Джӣва, мы лишь высказываем подозрения традиционных последователей Чаитанйи, которые понимают, что сам̇хитā — не древний источник, поскольку слишком идеально подходит под философию гауд̣ӣй, тогда как древнейшим ш́āстрам эта философия резко противоречит. После смерти Санāтаны и Рӯпы их работы попали к Джӣве. Именно Джӣва впервые опубликовал Брахма-сам̇хиту и познакомил с ней общественность. Суть в том, что Брахма-сам̇хитā — источник, появившийся в пятнадцатом веке, до этого нигде и никем не упоминался, ни авторами пāш̣ан̣д̣а-культов, ни ваидиками, как ваиш̣н̣авами, так и мāйāвāдинами.

Мы не настаиваем на том, что автором Брахма-сам̇хиты является Джӣва. Но что изменилось бы, если бы ее автором был Рӯпа или Санāтана, дядья Джӣвы? Как это меняет статус Брахма-сам̇хиты?

ISKCON: «Итак, первое правило участия в шастрартхе, философских дебатах, требует, чтобы человек представился и объяснил, от чьего имени он будет говорить, подтверждая тем самым свои полномочия и свою базовую квалификацию для участия в дебатах. Реальная принадлежность к какой-то духовной школе и авторитетной цепи ученической преемственности должна гарантировать то, что человек действительно понимает учение Вед и – главное – следует ему на практике, то есть обладает минимально необходимыми для участия в споре качествами – честностью, смирением, добросовестностью, приверженностью к истине и т.д.».

Какое отношение это имеет к валидности аргументов? Переврали мы ш́āстры или нет, можно и по книжке проверить. Хорошо, чтобы участвовать в каких-нибудь гонках или соревнованиях, или в олимпиаде по математике, надо иметь соответствующую квалификацию, пройти предварительные тесты, медицинское освидетельствование или профкомиссию. Теперь подскажите, где можно пройти освидетельствование на честность, добросовестность, приверженность к истине и прочие квалификации, чтобы получить право обсуждать догмы культа Чаитанйи в целом и ущербность представлений адептов ИСККОНа в частности или, чем черт не шутит, право дискутировать с самим А. Ч. Бхактиведāнтой Свāмӣ или его последователями?

Недостатки философии культа Чаитанйи и ИСККОНа, вероятно, может освещать только какой-нибудь āчāрья-основатель, и то лишь с одобрения какого-нибудь «комитета по сиддхāнте». Не по зову ли сердца сам А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ критиковал всех подряд, не скупясь на выражения?

Искконовская галиматья и разглагольствования могут успокоить умы лишь неспособных к самостоятельному мышлению людей. Любая критика учения ИСККОНа для последователей этой организации неприемлема. Ш́āстровой дискуссии не будет. Оскорбление оппонентов — это единственный метод защиты искконовцами своей идеологии. В общем, увиливание от дискуссии под любым предлогом.

Члены Международного общества сознания Кришны делают акцент на том, что мы неформалы, не имеем инициации и вообще без роду без племени, нагло называем себя последователями Мадхвы. Разговор с нами ниже их инициированного достоинства.

Такое ощущение, что если бы все указанные формальности, с искконовской точки зрения имеющие значение, были нами соблюдены, тогда и разговор был бы другим, т.е. по существу затронутых в цикле «Ложь кришнаитов» тем. Разглагольствование искконовцев об организационных формальностях лишь предлог избежать ответов. Почему предлог? Потому что 15 лет назад формальные с точки зрения искконовцев мāдхваиты опубликовали краткий анализ учения Чаитанйи и заблуждений ИСККОНа. Авторы статьи соответствуют всем искконовским требованиям — они брāхман̣ы по рождению, мāдхваиты, прошли обряд упанайаны, организация «Пӯрн̣а-Праджн̃а», от чьего имени анализ представлен, татвавāдская организация. Но за 15 лет со дня публикации статьи какого-либо ш́āстрового опровержения последователи А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ так и не представили. Вместо этого они возмутились самим фактом такого анализа и критики их догм, состряпали гневный донос и потребовали от некоторых саннйāсинов татвавāда-мāт̣хов письменное осуждение авторов.

Ладно, если бы искконовцы просто были не согласны с сутью статьи, но их отличительная черта — это агрессивные нападки на личности. Видимо, они полагают, что это лучшая форма защиты от тех, кто цитирует и констатирует факты не только заблуждений их патриархов, но и агрессивно-неприличного и уничижительного поведения их основателя А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ в адрес последователей Мадхвы. Основатель ИСККОНа называет татвавāдинов негодяями и мошенниками (rascals), а ученики и последователи А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ у этих «негодяев» ищут защиты от критики учения своего культа и догматов ИСККОНа.

Некоторые из догм культа Чаитанйи критиковал и проф. Б. Н. К. Шарма, но последователи А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ почему-то на него доносов не писали.

По большому счету неважно, соответствует ли человек стандартам ИСККОНа. Ш́āстровой реакции на любую критику искконовцы не представят, и это объясняет весь тот пруд не относящейся к делу воды, который мы находим в опусе русскоязычных искконовцев.

ISKCON: «Мы уже показали, что Бергштрайссер и компания открыто пренебрегают мнением нынешних ачарьев Мадхва-сампрадаи, а мнение некоего д-ра Хазры ставят выше, чем мнение самого Мадхвачарьи. Радхарани упоминается в песне Канаки Даса и в мангалачаране комментария к двенадцатой главе «Бхагавад-гиты» Ванамали Мишры, знаменитого комментатора из Мадхва-сампрадаи 17 века. По всей вероятности, их обоих ожидает та же судьба – оказаться в рядах политиков и невежественных сентименталистов».

Последователи А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ явно не слышали о харидāсах, многие из которых не были двиджāми, например, Канака дāс. К сожалению за последние века наследие харидāсов сильно исказилось и обросло интерполяциями, об этом говорит Баннандже Говиндāчāрья.

В комментарии Ванамāлӣ Миш́ры к 12-й главе Гӣты, в мангалāчāране действительно встречается упоминание «Рāдхи». Ванамāлӣ жил во Вр̣ндāване. Он переиначил комментарий к Гӣте Мадхусӯданы Сарасватӣ на бхакти-лад. Ванамāлӣ интересен как комментатор, часто ссылавшийся на Мадхву (наряду с Мадхусӯданой) и разделявший многие положения татвавāда. Но представителем мāдхва-сиддхāнта он безусловно не является.

ISKCON: «Никому из здравомыслящих представителей Гаудия-сампрадаи не придет в голову пытаться, например, опровергать авторитетность сампрадаи Мадхвы на том основании, что Мадхва принял санньясу у санньяси-майявади Ачьюта-прагьи (Ачьюта-прекши); что Нараяна Пандитачарья, автор биографии Мадхвы, не мог присутствовать при тех событиях, которые он описывает; что Мадхва, по его собственным словам, является воплощением бога ветра Ваю и до этого рождался как Хануман и Бхима; что физиологически невозможно для годовалого ребенка съесть целый мешок гороха (а именно это, по преданию, сделал в младенчестве Мадхва) и так далее».

Чудеса чудесами, но никто «Мадхвавиджай» не навязывает в качестве главного «писания». Нигде и ни разу мы не упоминали тем, затронутых в этой работе (Мадхва как Вāю, Ханумāн и Бхӣма), и не предлагали их в качестве аргументов. Тогда как в ЧЧ божественность Чаитанйи напропалую доказывается его танцами с животными и др. чудесами. Разумеется, искконовцы не могут такое проигнорировать, раз уж Мадхве можно как бы сочинять цитаты, являть чудеса, то Чаитанйе с его последователями и подавно.

Сампрадāйа, дӣкш̣ā

ISKCON: «На самом деле даже поверхностное знакомство с практикой Мадхва-сампрадаи дает все основания утверждать, что ни Бергштрайссер, ни его друзья никогда не являлись и не могли реально принадлежать к Мадхва-сампрадае. Чтобы называться мадхваитом и иметь право рассуждать о санатана-дхарме, недостаточно украсить свой блог словами «Дваита, Таттвавада, Мадхвачарйа». Посвящение в Мадхва-сампрадаю вместе с упавитой, священным шнуром, дается только наследственным брахманам, прошедшим вайдика-самскары. <…> Еще раз, это не придирка, не имеющая отношения к сути спора. Бергштрайссер и его соратники пытаются придать своим словам авторитетность, прикрываясь именем Мадхвачарьи. Но их претензии на это так же обоснованны, как претензии мухи, усевшейся на царский трон, – на власть в государстве. Принадлежность к цепи ученической преемственности, посвящение от гуру, служение гуру – все это элементарное первичное условие для участия в дебатах, минимальная гарантия садачара человека, его понимания смысла шастр и его добросовестности в подходе к священным писаниям. Поэтому, прежде чем вступать в спор с человеком, утверждающим, что он будет отстаивать философские выводы Мадхвачарьи, нужно спросить у него: «Скажите, следовали ли санатана-дхарме ваши родители? К какой готре вы принадлежите? Какие вайдика-самскары вы проходили и в каком возрасте? Как знаток тонкостей дхармы, вы наверняка имеете двиджатву. Пожалуйста, скажите, от кого вы получили упанаяну и в каком возрасте? К какой варне вы относитесь и к какому ашраму принадлежите? Какой дхарма-шастре вы следуете? Какова ваша профессия (вритти), чем вы зарабатываете на жизнь? В каком социуме вы исполняете шраута-карму?».

Заявлением на самом деле даже поверхностное знакомство с практикой Мадхва-сампрадаи… искконовцы демонстрируют полное незнание реалий индуизма в целом и мāдхва-сампрадāйи в частности. Дело в том, что даже по меркам гауд̣ӣйа-дарш́ана упанайана не является главным элементом дӣкш̣и. Это нововведение Бхактисиддхāнты Сарасватӣ. До того небрāхман̣ы получали пан̃чарāтрика- и просто выдуманные мантры без «брāхман̣ического» посвящения.

Обряд Упанайана не связан с каким-либо учением или принадлежностью какой-либо философской школе. Обряд проходят мальчики независимо от того, адептами какой школы являются их родители. Наезд на нас по поводу отсутствия упавӣты — либо сознательный трюк, либо банальное невежество в простейшем вопросе. Выводы каждый делает сам.

Для сāдханы и получения знания от гуру ни упанайана, ни какое-либо посвящение не требуется. Знание и бхакти — вот путь к мокш̣е, и эти слагающие не зависят от традиций и формальностей организаций.

Выдержки из интервью Баннандже Говиндāчāрьи, ведущего пан̣д̣ита и āчāрьи мāдхва-сампрадāйи, данного им представителям ИСККОНа несколько лет назад, наглядно показывают отношение Баннандже ко всякого рода «инициациям» и так называемым «гуру». В своих объяснениях Б. Говиндāчāрья многократно подчеркивает, что сāдхана и мокш̣а зависят исключительно от верного знания и бхакти, а ритуалы, в том числе и ритуал посвящения, — вещи маловажные. Знание черпается из ш́āстр.

Баннандже Говиндāчāрья: «Значение дӣкш̣и состоит в том, чтобы дать адхикāр в мантру, принципы или веру. Кто может инициировать? В действительности, если я хочу кого-то инициировать в гāйатрӣ, я должен быть реализованной личностью. Гāйатрӣ-сāкш̣āткāра — это первое условие для дӣкш̣ā-гуру. Сиддхи, или совершенство. Мантра-сиддхи. Если этого нет, то согласно ш́āстрам дать мантра-дӣкш̣у другим невозможно. Запросто давать дӣкш̣у, затем ее отменять, принимать дӣкш̣у у другого — всё это аш́āстрово, к ш́āстрам не имеет никакого отношения. Проблема в том, что веру узаконили, придали ей статус и рамки организации. Когда это происходит, неизбежно возникают организационные проблемы. В действительности, согласно ш́āстрам ни один из таких свāмӣ не может инициировать. Пока свāмӣ не достигнет сāкш̣āткāра или мантра-сиддхи, он не может инициировать. Пока у него нет силы, чтобы поднять и возвысить ученика, инициация будет обыкновенной механической процедурой. В ней нет никакого смысла. Если я хочу кого-то инициировать и поднять на высокий уровень, я должен наделить его силой и способностью вницать в смысл мантры. Инициация — это трансформация силы, силы мантры и духа, а не механическая процедура. Как эту духовную силу ученику может дать тот, кто ею по-настоящему не обладает? Речь не идёт о должности гуру или организационных полномочиях. Инициация — нечто, полностью отличающееся от этого. <…> Когда духовная практика становится организацией, остается лишь узаконивание. Не может быть никаких мандатов на лекции, резолюций и постановлений любого вида. В организации всё может измениться в любую сторону. Существует руководящий орган, избираемый большинством голосов. От него исходят резолюции. Он может изменить всё что угодно согласно правилам и официальным документам организации. Согласно ш́āстрам только личность, достигшая сиддхи — сиддха-пуруш̣а, может давать дӣкш̣у другим. Иначе в ней [дӣкш̣е] нет никакого смысла. Дӣкш̣а̄ — это не механическая вещь. <…>

Люди спрашивают: „Вы — выдающийся учёный, кто ваш гуру?“ И я говорю: „Мой гуру — Мадхвāчāрья. Никто другой“. Я никого не принимал как своего непосредственного гуру. Даже сейчас, если у меня есть какое-либо сомнение, я обращаю свой вопрос Мадхвāчāрье, и он должен дать ответ, послание моему уму. Никого другого я не спрашиваю! Такая практика — получение инициации от мӯла-гуру — является весьма эффективной и действенной. <…> Получайте инициацию от мӯла-гуру и продолжайте парампару.

Столько систем, практикующих инициации через гуру-парампару. Система Мадхвы, Ш́ан̇кары, Рāмāнуджи. Во всех системах сейчас человек, имеющий полномочия инициировать, становится главой организации. Стоишь во главе, значит можешь инициировать. Такова традиция сегодня. Но факт остаётся фактом, это лишь система менеджмента, административная система. Этим методом пользуются, просто чтобы разрешить административные проблемы. Строго говоря, на духовном пути инициировать может каждый, кто сиддха-пуруш̣а, даже если он не назван и не назначен гуру. По традиции так делать не принято. Если я сиддха-пуруш̣а, мне не нужна санкция от моего гуру или одобрение какой-то традиции. Я могу инициировать любого. Такой подход основан на ш́āстре. В мāдхва-мат̣хах практикуется система, в которой инициировать может только пӣт̣ха-адхипати (глава мат̣ха — прим. переводчика). Но в действительности инициировать может только сиддха-пуруш̣а, при этом совсем необязательно, чтобы он был главой пӣт̣ха. <…>

Если он не сиддха-пуруш̣а, несмотря на то, что он глава пӣт̣ха, несмотря на преемственность, согласно ш́āстрам он не уполномочен инициировать. Но нынешняя система главу пӣт̣ха считает гуру! Однако согласно ш́āстрам ему не нужно становиться главой пӣт̣ха, если он сиддха-пуруш̣а, реализованная личность, он может дать дӣкш̣у любому. Разрешение традиции или назначение на должность гуру вовсе не требуется. Всё, что нужно для дӣкш̣и, — быть реализованной личностью, сиддха-пуруш̣ей той мантры, которую он дает. Если это виш̣н̣у-мантра, я должен быть сиддха-пуруш̣ей виш̣н̣у-мантры. Это не просто мантра-упадеш́а. Это принятие кого-то в парадигму определённой системы. <…>

Все сампрадāйи считают, что существует гуру-парампарā, и она проходит через пӣт̣х, [главы пӣт̣хов] уполномочены давать дӣкш̣у. Согласно ш́āстрам любой может дать мудрā-дхāран̣у. Я могу дать мудру моим детям, но согласно современной практике мат̣хов, согласно нынешней системе сампрадāйев, это не принято.

Есть две стороны: одна — социальная, традиционная, другая — духовная практика. В сампрадāях говорят, что только живой гуру может дать дӣкш̣у, тогда традиция не нарушится. Но это не сиддхāнта, это апасиддхāнта. Традиция — это социльная система, не имеющая никакого отношения к духовности. Общество приняло традицию как стандарт только для того, чтобы контролировать учеников. Свāмины должны контролировать учеников. Так они пользуются своим положением руководителей. Так они пытаются контролировать общество. Такова современная социальная система, принятая духовными лидерами и священниками. Однако философия и духовная практика не имеют с этой социальной системой ничего общего».

Полная стеннограмма интервью: http://vaishnava-news-network.org/world/WD9901/WD28-2924.html

Мāдхва-сампрадāя (татвавāда, татвавāда-сампрадāя) в первую очередь — это ш́āстра-сампрадāя, линия передачи знания. Для передачи знания не требуется весь тот набор признаков юридического лица, которыми обладают современные сампрадāйи (устав, регистрация, кадры, центры, назначение на должность гуру и пр.). Знание черпается из ш́āстр и передается наставником ученикам. Гуру может стать любой, кто способен объяснить смысл ш́āстр. Для этого не требуется одобрение совета директоров или признание конкурентами, и уж точно не требуется соответствие стандартам какой-либо организации, тем более если ее учение противоречит веда-ш́āстрам.

Никакого «посвящения в Мадхва-сампрадаю вместе с упавитой, священным шнуром, дается только наследственным брахманам, прошедшим вайдика-самскары» в мāдхва-сампрадāйе не существует. По крайней мере никто в татвавāде об этом не слышал. Да и ш́āстры об этом ничего не говорят. Если пользоваться терминологией искконовцев, то мифическое посвящение в мāдхва-сампрадāю — это не ритуалы и обряд упанайаны, а раскрытие значения ш́āстр, знакомство с ш́āстра-саманвайем. Для этого нет нужды носить шнур, проходить посвящение и пр., что искконовцы возвели в ранг категорического императива.

Вопрос физической преемственности адептов не принципиален. Татвавāда-парампарā — это линия мысли, учения, а не просто собачья родословная или генеалогическое древо. Как говорит Баннандже, посвящение можно получить от мӯла-гуру. А для искконовских гауд̣ӣй сампрадāя — это все одно, знание-незнание, лишь бы преемственность была, да еще и в духе «от Каина и Авеля, Ицхак родил Иакова и т.д.» — Вйāсатӣртха породил Мāдхавендру, Мāдхавендра породил Иш́вару, Иш́вара — Чаитанью. В гауд̣ӣйа-парампаре, как ее представляют Б. Сарасватӣ и А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ, Баладева и Виш́ванāтха — ученик и гуру, но их комментарии полностью отличаются. Единым сиддхāнтом даже и не пахнет. Главное, инициация в сампрадāю, а остальное тлен.

Для обретения знания нужны знатоки, ведомцы, а не просто главы организаций или люди, назначенные кем-то на должность гуру, тем более не по ш́āстровым заслугам. Единственным критерием гурутвы является знание. Чем оно глубже, тем авторитетнее человек независимо от его социального положения в сампрадāйе.

Стандарты ИСККОНа во многом не являются ш́āстровыми стандартами и не являются таковыми конкретно в данном вопросе. Гуру может быть любой пан̣д̣ит и для этого совершенно не нужно возглавлять мат̣х. Глава мат̣ха или один из официальных представителей организации необязательно должен быть гуру, а уж тем более дӣкш̣ā-гуру.

Нет никакой принципиальной необходимости в общении с саннйāсинами только потому, что они руководят мат̣хами и считаются искконовцами единственными представителями сампрадāйи.

Мāдхва-сампрадāя — это довольно условное объединение людей с довольно условной организационной структурой. Саннйāсӣ может возглавлять мат̣х, но как и все люди он может ошибаться. Его мнение не является истиной в последней инстанции. Его заявления всегда должны проверяться ш́āстрами. В татвавāде ученик не означает огонь-инициация-шнур-обеты-портрет гуру на алтаре и т.п., а для последователей А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ ты официально ученик только тогда, когда при пяти свидетелях, огне, шнуре, четках прошел-получил мантру-тантру. Не удивлюсь, если у них в ходу какие-нибудь «удостоверения ученика». Ничего подобного для сāдханы и ученичества последователям ш́āстра-сиддхāнта не нужно.

Мāдхва-саннйāсӣ — это в первую очередь ваидика-пан̣д̣ит. Ничего сверхъестественного, если его кругозор не охватывает все пāш̣ан̣д̣а-культы. Совсем другое дело, если он, не разбираясь в учении Чаитанйи, одобряет эту философию и утверждает, что учение культа Чаитанйи идентично учению Мадхвы, или будучи поверхностно осведомленным об истории культа Чаитанйи и его философии, утверждает, что гāуд̣ӣйа-сампрадāя является частью мāдхва-сампрадāйи. Подобного рода наивные и безосновательные утверждения дискредитируют в первую очередь самого заявляющего. Возможно, это дипломатический ход, но его цена — репутация свāмӣ. Пусть это остается на совести тех, кто делает подобные заявления. Частное мнение остается частным, но ш́āстра стоит выше частного мнения.

Помимо свāминов важную роль в татвавāде играют пан̣д̣иты-несаннйāсины. Мнение свāминов по вопросам менеджмента и руководства нередко отличается от мнения пан̣д̣итов. Более того, собрание пан̣д̣итов влияет на решения свāминов, в том числе и на решения о проведении парйа̄йа. Свāмина могут отстранить от парйа̄йа. Свāмины более-менее свободны в рамках своего мат̣ха, но не всей сампрадāйи.

В отличие от чаитанйа-сампрадāйи, в татвавāда-сампрадāйе единый сиддхāнт. В сампрадāйе последователей Чаитанйи каждое новое поколение представителей привносило в учение культа что-то свое, зачастую противоречащее предшественникам.

Существуют ли какие-то критерии, по которым узнается последователь Мадхвы? Да, существуют, а именно: полное принятие ма̄дхва-сиддха̄нта. Это единственный критерий, которому должен соответствовать последователь Мадхвы.

Наших искконовских оппонентов интересует само наличие у нас инициации (шнур, четки) или же наша связь с гуру (вопросы-ответы, получение знаний)? Изучение ш́āстр в татвавāда-сампрадāйе и связь неиндусов с гуру татвавāда — вещи вполне реальные.

Если в татвавāде никакой официальной инициации не существует, то в гауд̣ӣанстве инициация является чуть ли не вступлением в мир премы. Причем подобного рода искконовская инициация в ш́āстрах не оговаривается. А если вспомнить историю гауд̣ӣйа-мат̣ха и ИСККОНа, то с точки зрения тех требований, которые искконовцы предъявляют, их «дӣкш̣ā-парампарā» вообще не является дӣкш̣ā-парампарой. Кем признаны искконовцы? Кем признан А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ? Бхактисиддхāнтой Сарасватӣ? А кем он признан? Никем. Традиционные последователи Чаитанйи Б. Сарасватӣ не признавали и не признают. Инициация, которую получил Б. Сарасватӣ, — это инициация от портрета, равно как и обряд посвящения в саннйāсӣ. С точки зрения искконовцев вещи неприемлемые.

Должны ли последователи Мадхвы соответствовать искконовским доморощенным стандартам, которым не соответствуют сами же искконовцы и основатель ИСККОНа?


продолжение будет


Комментариев нет:

Отправить комментарий